Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

21.09.202008:39

Экономика

Чему учат уроки НЭПа

Чему учат уроки НЭПа
21 Марта 2013, 11:08
Текст:
Станислав Тарасов
Версия для печати

Дискуссии о том, сколько государства должно быть в экономике, о возможностях ее развития при корреляции или ее игнорировании историческими условиями, по-прежнему содержат в себе политическую остроту. Вот почему сейчас особую актуальность приобретает если не изучение, то хотя бы обращение особого внимания на НЭП большевиков. После 7-летнего периода войн и революций Владимир Ленин и его соратники, не имевшие опыта управления  хозяйственным строительством, смогли выработать экономическую политику, позволившую за короткий срок восстановить экономику страны и начать дальнейшее успешное ее развитие.

Тогда в результате гражданской войны, голода, экономика была отброшена на несколько десятилетий назад. В городах не хватало продовольствия, горючего, не работали освещение, водопровод, отопление. Население страны сократилось почти на 11 миллионов человек. В 1920 году село давало половину довоенной продукции. В промышленности было еще хуже, продукция - 1/7 от довоенной. Фабрики стояли, рабочие уходили в деревню. На 30 железных дорогах прекратилось движение. В стране полыхали крестьянские восстания. 1 марта 1921 году началось вооруженное восстание в морской крепости Кронштадт, сопровождавшееся забастовками рабочих Петрограда. Повстанцы выдвинули лозунги «Власть Советам, а не партиям», «Советы без коммунистов». В экономической части программных требований повстанцев доминировал лозунг «свободной торговли». Ленин заявит: «Кронштадский мятеж опаснее для большевистской власти, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые, потому что в нем соединилось стихийное недовольство крестьян с военной силой армии».

В системе государственной власти образовались элементы риска. Как позже признался Ленин, большевики не знали, как вести дальше экономическую политику – на почве товарообмена и торговли или против них. И только под давлением чрезвычайно сложных обстоятельств Ленин стал склоняться к мысли осуществить уникальный маневр, но не вперед, а назад - начать вводить в действие отвергнутые несколько годами ранее элементы рыночной экономики. Но при этом важным было во что бы то ни стало сохранить власть таким образом, чтобы, не меняя механизма политического управления, оставить партию «встроенной» в государственные органы. В противном случае большевики были обречены на поражение, их историческую миссию можно было бы считать завершенной.

В декабре 1920 года на VIII съезде Советов представители оппозиционных партий - меньшевики  и эсеры - выдвигали идеи создания многопартийного коалиционного правительства с последующей перспективой  выдавливания  большевиков из структур власти. Бушующий в стране экономический кризис они объясняли, прежде всего, кризисом в системе управления. Двум авторитетным ученым, Л.Н.Литошенко и А.В.Чаянову, было поручено подготовить два альтернативных программных доклада по сельскому хозяйству. Литошенко рассмотрел вариант продолжения реформы Столыпина - создания фермерств с крупными земельными участками и наемным трудом. Чаянов исходил из развития трудовых крестьянских хозяйств без наемного труда с их постепенной кооперацией. Он выдвинул идею «интегральной сельскохозяйственной кооперации».

Чаянов доказывал, что в России нет условий для развития фермерских хозяйств американского типа, и что для нее оптимальным является сочетание отдельного семейного крестьянского хозяйства с крупными кооперативными организациями. При этом он не склонен был идеализировать хозяйство семейно-трудового типа, видел его консервативность и неприятие им технического прогресса и считал, что именно поэтому все хозяйственные процессы, осуществляемые за пределами «естественного оптимума», должны быть переданы кооперативным организациям. В июне 1920 года доклады обсуждались на комиссии ГОЭЛРО (это был прообраз Госплана) и в Наркомате земледелия. Была принята концепция Чаянова. Отметим следующее обстоятельство: в реформах 1920-х годов не было места доктринерству. Варианты были изложены простым, для всех понятным языком и гласно обсуждены.

Начало новой экономической политике положила резолюция X съезда РКП (б) от 15 марта 1921 года «О замене разверстки натуральным налогом». Она разрешила «…более свободное распоряжение земледельцам своими хозяйственными ресурсами для укрепления крестьянского хозяйства и поднятия его производительности...». Обратим внимание еще на один важный факт: за период 1921-1927 годов было принято 114 центральных директивных партийных и государственных документов, уровень подготовки которых до сих пор вызывает изумление у историков и других профильных специалистов. Столь быстрое внедрение в реальную хозяйственную практику объясняется тем, что они относись к разряду так называемого «декретного законодательства». Именно в годы НЭПа была сформирована структура нормативных актов, регулирующих  работу механизмов перехода от административно-командных методов управления к экономическим через рынок, создании условий для конкуренции между государственными, кооперативными и частными предприятиями, формировании конвертируемой валюты. Идеологический фактор, остававшийся господствующим началом в действиях большевиков в предыдущий период, уступает место экономической целесообразности в определении основных направлений экономической политики.

Первым шагом на этом пути явилось учреждение Госбанка, вторым - денежная реформа 1922-1924 годов. Мероприятия подготовки к этой реформе предусматривали проведение двух деноминаций, которые позволили сократить обращавшуюся номинальную бумажную денежную массу. В результате денежной единицей стал червонец — банковский билет достоинством 10 рублей, имеющий золотое содержание, аналогичное золотой монете дореволюционного образца (7,74234 г). Монопольное право выпуска червонцев было предоставлено Государственному банку СССР. Обеспеченный золотом, валютой, векселями и товаром червонец быстро завоевал признание.

Осенью 1922 года были созданы фондовые биржи, где разрешалась купля-продажа валюты, золота, облигаций государственных займов по свободному курсу. Если курс червонца поднимался выше официального паритета, Госбанк скупал золото и иностранную валюту на бирже, выпуская дополнительное количество червонцев, и наоборот. В стране сложились и параллельно действовали две системы цен — в бумажных деньгах и в золоте, которые были связаны между собой курсом золотого рубля в совзнаках. Параллельное обращение червонцев и совзнаков сохранялось до марта 1924 года, а в 1925 году червонец стал конвертируемой валютой, он официально котировался на различных валютных биржах мира. Преимущество этой системы было в том, что она обеспечивала динамичный экономический рост внутри страны, развитие внешнеэкономических связей, сбалансированное и устойчивое состояние финансов и денежного обращения. Денежная реформа повысила роль денег в развитии экономики, восстановлении товарных отношений. В результате внедрения в обращение червонца и государственных казначейских билетов улучшилось финансовое положение предприятий, которые перестали нести потери от обесценения денег.

Кроме единого Госбанка в финансовой сфере появились частные и кооперативные банки, страховые общества. Принятый в финансовой сфере комплекс мер позволил укрепить национальную валюту и покончить с инфляцией. Торговля развивалась ускоренными темпами, втягивая в оборот все разраставшуюся массу производителей города и деревни. Одновременно с денежной была проведена налоговая реформа. Уже в конце 1923 года основным источником доходов государственного бюджета стали отчисления от прибыли предприятий, а не налоги с населения. Сначала «все торговали всем», потом стала прогрессировать  специализация торговли, появились синдикаты, стали устраиваться торговые выставки, ярмарки, товарные биржи. При этом государство сохраняло за собой «командные высоты» в крупной промышленности, где частично сохранились административные методы управления. Появились промышленные тресты и синдикаты. Параллельно с синдикатами руководство трестами осуществляли государственные административные органы-главки, центры и функциональные управления Высшего Совета народного хозяйства (ВСНХ). В мае 1921 в составе ВСНХ были созданы 16 главных управлений по отраслям промышленности.

Были введены концессии. Отметим и то, что кроме иностранных инвестиций в нашу страну направился поток рабочих-эмигрантов из многих стран мира, и, прежде всего из США. С сентября 1920 по сентябрь 1921 года в Советскую Россию прибыли более 10 тысяч американцев, в том числе 2,6 тыс. квалифицированных промышленных рабочих. Они налаживали производство на Московском автомобильном заводе (АМО), помогали  восстанавливать угольные шахты Донбасса, десятки инженеров работали на различных заводах страны. В 1921 году в Кузбассе была создана Автономная индустриальная колония (АИК «Кузбасс»). Американские колонисты добывали уголь на шахтах, работали на заводах по производству кокса.
Для создания образцовых хозяйств на селе американцы привезли породистый скот, трактора, удобрения. Поэтому утверждения многих историков и политиков  о международной «блокаде», «экономической изоляции», враждебном отношении «капиталистических акул» к советской стране, мягко говоря, нуждаются в корректировке. Есть данные, свидетельствующие о том, о том, что до 95% советских промышленных предприятий получали в 1920-е годы западную техническую помощь, которая помогла достаточно быстро восстановить многие отрасли экономики.

Так свежий воздух экономической свободы, конкуренции стал творить исторические – не только по мерам России - чудеса. За 6 лет с марта 1921 года по весну 1927 года было восстановлено народное хозяйство и жизненный уровень почти в довоенных пределах. Прирост промышленной продукции составил в среднем 40,8%, сельскохозяйственной — около 10%. Таких фантастических темпов экономического роста не знала история России ни до, ни после этих лет. Была остановлена чудовищная инфляция, удалось возродить твердую валюту и экспорт сельскохозяйственной продукции в пределах 60% от довоенного уровня. С 1913 по 1927 годы население увеличилось на 6,5 %. По данным официальной советской статистики, национальный доход в 1928 г. был выше, чем в 1913 г., на целых  29 %, в том числе по продукции сельского хозяйства — на 24%. Страна выживала и могла дальше двигаться вперед.

Писатель Лев Шейнин писал: «Удивительное это было время, и удивительной была та Москва… В комсомольских клубах пели «Мы молодая гвардия рабочих и крестьян», изучали эсперанто на предмет максимального ускорения мировой революции путем создания единого языка для пролетариев всех стран, упорно грызли науки и люто ненавидели нэпманов, которых временно пришлось допустить… А в городе невесть откуда и черт его знает зачем повылезала изо всех щелей всяческая нечисть – профессиональные шулеры и надменные кокотки, спекулянты, бандиты и просто жулики всех оттенков, масштабов и разновидностей… Господа концессионеры, всевозможные Гаммеры, Петерсоны и Ван Берги, обосновывались в Москве прочно, обзаводились молоденькими содержанками, тайно скупали меха и валюту, рублевские иконы и вологодские кружева, драгоценные картины и хрусталь, и потихоньку сплавляли это за границу». Кстати, эти аргументы сослужили немалую услугу тем политикам, которые выступили с призывом покончить с НЭПом.

Относительно времени окончания НЭПа ученые расходятся  во мнениях. В мае 1921 года на экстренной  Всероссийской  партконференции Ленин заявлял, что НЭП вводится «… всерьез и надолго, возможно на пять-десять лет…». В наши дни начало ограничения НЭПа иногда датируется 1924 годом - после смерти Ленина. Называют и другую дату - 1928 год. Но официально НЭП никогда не был отменен, однако с 1928 года он стал сворачиваться. В этой связи отметим еще один бросающий в глаза примечательный факт: социально-экономическое развитие страны происходило в обстановке острой борьбы за власть между несколькими партийными группировками. Те жертвы и лишения, которые  понесли «трудящиеся массы» в ходе «последнего и решительного боя» против мировой буржуазии, казались ненужными. Многие в отчаянии кончали жизнь самоубийством. Десятки тысяч членов партии выходили из ее рядов в знак протеста против «капитуляции перед буржуазией».

13 апреля 1926 года Сталин с иронией говорил: «Есть воровство стыдливое, скрытое, и есть воровство смелое, «веселое». Заслуживает тут внимания не столько сам вор, сколько тот факт, что окружающая публика, зная о воре, не только не боролась с ним, а, напротив, не прочь была хлопать его по плечу и хвалить его за ловкость, ввиду чего вор стал в глазах публики своего рода героем… Когда ловят шпиона или изменника, негодование публики не знает границ, она требует расстрела. А когда вор орудует на глазах у всех, расхищая государственное добро, окружающая публика ограничивается смешками и похлопыванием по плечу. Таких воров у нас сотни и тысячи. Всех не изведешь с помощью ГПУ».

«Левые» видели в нэпе капитуляцию перед капитализмом, отказ от коммунистической стратегии и тактики; «правые» предлагали допустить частный капитал и в крупную промышленность, разрешить куплю-продажу земли, широко привлечь иностранный капитал. Но начавшаяся в 1929 массовая коллективизация сельского хозяйства, сопровождавшаяся ликвидацией кулачества как класса, поставила все точки в решении вопроса «кто — кого» в пользу социализма. Победили те силы, которые не были заинтересованы в сохранении и развитии НЭПа, поскольку он требовал компетентного использования хозяйственных рычагов, а в управленческом аппарате доминировали кадры, привыкшие действовать административным способом, приказным порядком.

В 1928 году Сталин развернул концепцию о двух этапах НЭПа: НЭП не кончается, а вступает во второй этап, связанный с развернутым строительством социализма. В действительности  в 1928 – 1929 годах происходило уже добивание «остатков НЭПа», а нэпманы уничтожались как «класс».