Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

23.08.201701:37

Индустрия

«Путаю педали». Смыслы налоготворчества

«Путаю педали». Смыслы налоготворчества
15 Ноября 2013, 17:09
Текст:
Ксения Лактионова, обозреватель ЦВ
Версия для печати

Избыточно комфортное, роскошное бытие призвано, наверное, определять сознание преуспевающего россиянина. На деле как только появляются деньги, чуть ли не первой покупается статусная машина. Нет машины – статус не обозначен, и персонаж сразу смотрится чужаком. Причиной тому даже не молодость капитализма, а исторические предпосылки. Так уж вышло, и только когда выкосили всю европеизированную аристократию, это стало настолько бросаться в глаза. Как писал в небезызвестных мемуарах барон Николай Врангель, батюшка его, будучи одним из богатейших и знатнейших промышленников Империи, заметной фигурой в национальной экономике, для поездки семьи из петербургского особняка на дачу использовал наемных лошадей. Аутсорсил логистику, проще говоря, избегал лишних трат и неуместных роскошеств как рачительный управленец. Не чета начальникам последующих эпох, на генетическом уровне помнящим нищету и порку и мечтающим ударить трехэтажным особняком по крепостному праву за всех своих настрадавшихся предков. Положить жизнь, но разобраться с классовыми обидами.

Современные эффективные менеджеры ездят на метро - пробки такие, что в подземку спускаются даже руководители корпораций. Правда, эти руководители обычно иностранцы, а компании их иностранные практически всегда. Ну и пусть, Врангель тоже, знаете, не Иванов. Российские управленцы из всех сфер не сговариваясь предпочитают дорогую служебную иномарку с водителем. У всех на виду разворачивается дискуссия по поводу требования ста тысяч человек поумерить разгул русского духа и прекратить закупки служебных авто за неприличные суммы. По былинным канонам русский дух обязан одержать победу. Личный автопарк наших деловых людей поражает воображение не меньше служебного – в столице зарегистрированы более 8 тысяч машин дороже 5 млн. рублей. Пара сотен самых выдающихся экземпляров могла бы блистать на какой-нибудь Всероссийской выставке достижений американского, итальянского и немецкого автопрома в Эрмитаже.

Столичные власти резонно решили обратить статусные повадки отдельных жителей ближайшего Подмосковья на благо всех москвичей и ввели так называемый налог на автороскошь. Суть такова, что к текущим ставкам налога, зависящим от количества лошадей, со следующего года начнут применяться поправочные коэффициенты, если машина стоит дороже 3 млн. рублей. Величина коэффициента будет меняться в зависимости от года выпуска и цены авто. Порядок расчета средней стоимости машины определит Минпромторг. Перечень моделей, попадающих под повышающий коэффициент, появится на сайте министерства к марту. Понять порядок сумм можно уже сейчас, методика начисления нового налога известна. Мы посчитали, что, например, обладатель нового полноприводного Бентли Континенталь GT W12 с бензиновым шестилитровым двигателем заплатит 450 рублей за каждую из 575 «лошадей» или 259 тысяч рублей за всю конюшню. Судя по известному рекламному постеру Бентли, сделанному в период горячих медийных войн автопроизводителей, их владельцам вся эта мирская суета совершенно безразлична, они как ездили, так и будут ездить на любимых автомобилях. А вот нам, простым москвичам, будет приятно - поступления от нового транспортного налога московская мэрия поручила направлять на развитие общественного транспорта.

Вот только не успели чернила высохнуть, как федеральные власти декларируют нечто другое: в перспективе нужно стремиться к отмене транспортного налога, увеличивая акцизы на бензин. Подобная инициатива уже звучала в 2010 году, когда Госдума предложила включить транспортный налог в стоимость топлива и перестать взимать его отдельно. Понятное дело, тяготы роста акцизов ощутят владельцы «Жигулей» и «Рено», а не «Бентли» и «Ягуаров». По статистике по Москве ежедневно ездит 3 миллиона легковых автомобилей, всего на учете в городе стоит около 4 миллионов. Подавляющее большинство - рядовые российские машины и простые иномарки.

Расклад печалит, но еще более скверно, что он выдает непонимание истинного смысла нашей страны как уникального места выживания людей в суровых условиях. Мы десятилетиями твердим о красной икре, осетрах-пушнине, лесах и недрах с океанами полезных ископаемых. Все это не главное вообще. Главное каждому из нас рассказывал школьный учитель географии, но оно почему-то улетучилось из голов: страна наша на 65% расположена на территории вечной мерзлоты, на границе с которой, на площади примерно 5 млн. квадратных километров, между тундрой и степями, ютятся сто сорок миллионов человек. Температурный разброс в течение года достигает ста градусов, и как минимум на шесть месяцев топливо становится важнее пищи.

Долететь из Москвы до Комсомольска-на-Амуре и вернуться обратно обойдется в 30-60 тысяч рублей - в полтора-два раза выше средней зарплаты по стране. В последние 20 лет закрылись десятки местных аэропортов. Низкое проникновение железнодорожных сетей делает их недоступными для жителей отдаленных поселений чисто физически, не говоря уже о неподъемной цене. О ней молчаливо свидетельствует появление на сайте РЖД опции покупки билета в кредит. Государственное субсидирование тарифов на пассажирские перевозки на востоке страны очень помогало, но потом кому-то понадобилось симулировать рынок там, где его нет и не будет из-за отсутствия рентабельности. В общем, как в старые добрые времена из легкодоступных средств передвижения людям остался личный транспорт. Благо есть еще машины, которые можно отремонтировать своими руками, а значит главная расходная статья – топливо.

В общем, нельзя в России удорожать бензин. Без личного транспорта всякая социальная жизнь на периферии окончательно замрет в анабиозе, еще притормозит экономика. Рентабельность перевозок мелких партий груза снизится, малый бизнес получит дополнительное обременение. Кстати, в следующем году по официальным заявлениям бензин подорожает на 6-10% безо всякой отмены транспортного налога.

Повинны в искривлении смыслов снова не нынешние власти и политтехнологи, охочие до сиюминутных эффектов, а исторические предпосылки. Государственное наше управление выросло из московского, которое в 16 веке развилось из удельного. Это когда каждый князек имеет удел и воспринимает его как собственное хозяйство. Поэтому все, что есть в уделе, служит для эксплуатации на благо своего хозяина. Не удивительно, что и жители уезда воспринимались не как подданные и самоценное общество, а как тягловая сила, такую эксплуатацию обеспечивающая. «Правительственные действия, имеющие целью охрану права и общественного благосостояния, поддержание законного порядка, как-то: суд, полиция, даже частью самое законодательство, рассматривались как доходные статьи княжеского хозяйства, были сопряжены с известными сборами в пользу правительства и его агентов; так произошли все те пошлины судебные, торговые, свадебные и другие, какие поступали в княжескую казну или на содержание отдельных управителей удельного времени», - пишет Ключевский. Вот же она, преемственность смысловых конструктов, зря говорят, что порвалась связь времен.