Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

23.11.201702:54

Индустрия

Российским автомобилистам предлагают газовать

Российским автомобилистам предлагают газовать
14 Ноября 2012, 09:36
Текст:
Василий Бушнев, корреспондент ЦВ
Версия для печати

Медленно, но верно набирает обороты программа газификации автотранспорта. Так, в июне этого года Президент России подписал закон «О внесении изменений в Федеральный закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», который предусматривает, помимо прочего, сохранение прежнего финансирования муниципальных транспортных предприятий, переходящих на газ. Иными словами, выделяемые бюджетные средства будут рассчитываться исходя из цен на бензин даже в том случае, если финансируемые предприятия полностью переоборудовали свой автотранспорт под газ.

В качестве основных мотивов для использования газа в автотранспорте обычно выделяют экологию и экономию бюджетных расходов. Действительно, с одной стороны, газ стоит гораздо дешевле нефти. А при сжигании природного газа в атмосферу выбрасывается на порядок меньше вредных веществ, чем при сжигании бензина. Но в этом ли кроются основные причины стимулирования перехода транспорта на газ?

«Все это делается не от хорошей жизни, — считает аналитик ЭйТиКонсалтинг Данаил Кондов, —  На газ переходят только тогда, когда цены на нефть становятся такими, что затраты любого предприятия подходят к границе убыточности. Судя по всему, мы довольно близки к этому состоянию. Это мировой тренд — перевод крупной грузовой техники и автобусов на метан и легковой техники на пропан. Практически все мировые производители авто выпускают линейки с газовыми двигателями. Наши производители, кстати, не исключения – у КАМАЗа есть линейка метановых грузовиков, ЛиАЗ серийно производит газовые автобусы, УАЗ и ГАЗ продают модели, которые используют пропан-бутан в качестве моторного топлива».

По мнению эксперта, планомерный перевод автотранспорта на газ является упреждающей попыткой смягчить последствия энергетического кризиса, который будет вызван резким увеличением цен на нефть.  Грядущий взлет связан с тем обстоятельством, что крупные нефтяные месторождения уже подходят к пику своей добычи. «Это не значит, что там не осталось нефти, — уточняет Данаил Кондов. — Просто ее добыча становится все более и более затратной».

Косвенным подтверждением этого предположения являются недавние события в Ливии. Во время ливийских волнений экспорт нефти из этой страны сильно сократился. По идее потери должна была восполнить Саудовская Аравия. Но она этого не сделала. Более того, Саудовская Аравия, являясь одним из основных мировых добытчиков нефти, начала импортировать нефтепродукты.

Эту кажущуюся на первый взгляд абсурдной ситуацию можно объяснить тем, что аравийские заводы МПЗ ориентированы на легкую качественную арабскую нефть, которая добывается именно из крупных месторождений. И чтобы компенсировать падение добычи данной нефти, Саудовская Аравия вынуждена закупать нефтепродукты извне, сохраняя свой экспорт на прежнем уровне. Кроме того, небывалый демографический взлет, а также практически стопроцентная ориентированность ее энергетической инфраструктуры на нефть, указывают на то, что уже к 2030 г. черного топлива на экспорт у Саудовской Аравии просто не останется.

Вызывает тревогу и активное привлечение российскими компаниями зарубежных инвесторов для разработки нефтяного месторождения на Арктическом шельфе. Объем инвестиций, необходимых для добычи арктической нефти, доходит до 300-400 млрд. рублей. С такими затратами наши компании уже не могут справиться в одиночку. Невольно возникает вопрос: зачем вообще втягиваться в столь дорогостоящий проект?

Один из возможных ответов как раз заключается в том, что российские крупные месторождения также подходят к пику добычи, что неизбежным образом влечет за собой необходимость разрабатывать менее крупные и более затратные по ресурсам месторождения. «Энергетика начинает пожирать все больше денег и ресурсов. Потому что добывать нефть становится все труднее и дороже. Из всего этого можно вывести один однозначный вывод: нефть будет дорогой. А дальше она будет еще дороже», — отмечает аналитик.

Массовый перевод автотранспорта на газ позволил бы отсрочить неминуемый энергетический коллапс. Причем ставку необходимо делать не столько на сжиженный углеводородный газ (пропан-бутан), который добывается в процессе переработки нефти, и, соответственно, будет сильно зависеть от объемов ее добычи, сколько на природный газ — метан. Проблема заключается в том, что если инфраструктура для пропана в России еще более или менее развита (около 3 тыс. газовых заправок), то показатели по метану более чем скромны — около 249 заправок по всей стране.

В этой перспективе переход общественного транспорта на компримированный природный газ (метан) не только позволяет улучшить экологию и сократить бюджетные расходы, но и создает инфраструктуру для дальнейшей газификации частного автотранспорта. Стоит, однако, оговориться, что компримированный природный газ для легковых машин малопригоден из-за размеров использующихся для его хранения баллонов. Поэтому вместо него на легковом автотранспорте будет, скорее всего, применяться сжиженный природный газ, который упаковывается в баллоны гораздо меньших размеров.

Но в любом случае эра машин на газу будет недолгой. Она станет реквиемом перед неминуемым сокращением частного автотранспорта.