Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

16.10.201811:31

Индустрия

Членство в ВТО потребует от России появления инженеров-экономистов

Членство в ВТО потребует от России появления инженеров-экономистов
9 Апреля 2012, 10:00
Текст:
Дмитрий Сермягин, Берлинский технический университет
Версия для печати

Единой стандартной обучающей программы для инженеров-экономистов нет, каждый университет или институт пишет под него учебный курс индивидуально. Вместе с тем, часто основной упор делается на экономическую составляющую, меньше времени уделяется инженерным дисциплинам, хотя и все всегда так. Например, в Берлинском техническом университете программа распределена следующим образом: 40% экономики, 40% инженерных дисциплин и 20% вспомогательных дисциплин. В результате выпускник по данной специальности может понять, о чем инженеры говорят, но вот самостоятельно сконструировать что-нибудь ему уже будет проблематично.

Плюс в том, что шансы получить работу у людей, которые получают диплом инженера-экономиста, очень высоки. Сферы деятельности здесь широки и разнообразны. Во-первых, это консалтинг. Во-вторых, это проект-менеджмент. В-третьих,  контроллинг (учет средств, которые тратятся на предприятии). В-четвертых, планирование. 

Образно говоря, инженер-экономист может делать очень многое по широкому спектру направлений, но без углубления в суть проблем. Его задача заключается в интеграции различных департаментов. Допустим, что такой специалист, выбравший химию как инженерное направление, приходит в какой-либо концерн. Его просят спланировать производство на ближайшие две недели. Нет проблем: ему не нужно объяснять, что такое теплота или как происходит синтез полимеров. Он это уже все знает, что и как производит предприятие. 

Одной из отраслей немецкой промышленности, в которых инженеров-экономистов берут с большей охотой, чем просто экономистов, является машиностроение. В настоящее время в Германии активно внедряются автоматизированные системы управления технологическими процессами. То есть использованием индустриальных роботов и иных технических инноваций, которые позволяют заменить тысячу рабочих тремя машинами. Последнее звучит, казалось бы, довольно зловеще. Но общепринятая точка зрения такова, что в результате люди избавляются от необходимости заниматься монотонным и опасным трудом, например, лакокрасочными работами, они очень вредны для здоровья. 

Еще один аргумент — технологическое развитие. Ведь немецкому работодателю не так просто уволить сотрудников, он имеет перед ними огромные социальные обязательства, скажем, чуть ли не полгода платить ему 80% от зарплаты. Для того, чтобы внедрить роботов в производство, требуются новые специалисты и с более высоким уровнем образованием. Усложнение индустрии создает, таким образом, новые рабочие места. Однако отметим, что у автоматизации тоже есть определенные границы, не всегда получается автоматизировать абсолютно все процессы. Потому что иногда это технологически невозможно сделать. 

После вступления России в ВТО отечественные предприятия вступят в жесткую конкурентную борьбу с иностранными производителями. При этом износ основных фондов в отдельных отраслях промышленности достигает 80%, в то время как динамика обновления не превышает 11%. Но устаревшее оборудование, оставшееся с советских времен, — это еще полбеды. Несмотря на то, что конструкторские бюро отечественных заводов наводняются «белыми воротничками», умелых рабочих и инженеров становится все меньше. 

В тоже время, как отмечают специалисты, растущий управленческий персонал не владеет элементарными знаниями об основных технологических процессов, которые применяются на руководимых ими заводах. Что приводит к довольно печальным последствиям: либо управленцы берут заказы на изготовление продукции, которую рабочие в принципе не могут изготовить из-за характеристики станков. Либо закупается дорогостоящая техника, которую впоследствии невозможно использовать на текущей производственной линии. Либо начинаются эксперименты по оптимизации производственного процесса, заканчивающиеся массовым браком.

Как видно из вышеперечисленных примеров, разрыв между менеджерами и инженерами делает невозможным выстраивание грамотного планирования производства. Вот почему России (и образовательному сообществу и, в особенности, промышленникам и предпринимателям) стоит задуматься над тем, как организовать и отладить процесс обучения или квалифицированной подготовки специалистов, которые бы владели навыками и знаниями, аналогичным немецким инженерам-экономистам. 

Фото: Сергей Пивоваров, РИА НОВОСТИ ©