Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

24.02.201811:26

Индустрия

Аэропорт с собственным именем лучше продается туристам

Аэропорт с собственным именем лучше продается туристам
3 Апреля 2012, 10:22
Текст:
Денис Песков
Версия для печати

Как правило, «воздушные ворота» получают имена топонимов (44%), на втором месте идут политические деятели (30%). Это неудивительно, ведь главным заказчиком строительства таких дорогостоящих и статусных объектов является государство, которое руководствуется понятной логикой при выборе названий. 

Вместе с тем, начинает набирать силу тенденция, когда открытие нового аэропорта с топонимическим именем становится редкостью. Напротив, присваиваются имена лучших сынов и дочерей страны. Случаются и переименования. Так, аэропорт Будапешта «Ферихедь» в марте 2011 переназвали в честь Ференца Листа. 

Столичные транспортные узлы чаще среднего (74%) имеют собственные имена, а их названия часто выражают большие амбиции властей или являются концентрированным  выражением пропагандируемого или реально существующего национального характера. Например, аэропорт Улан-Батора в Монголии носит имя Чингисхана.

В странах Северной и Южной Америки аэропорты с названиями составляют самое большое число среди всех изучаемых континентальных групп (72%). Это также единственный регион, в котором топонимы (24%) не являются самой большой категорией. Подавляющее большинство (45%) имеют политики, чему не в последней мере серьезно поспособствовали латиноамериканские республики. 

Африканский континент стоит по уровню «персонализации» аэропортов на втором месте (56%). Традиционными лидерами являются имена политиков (51%) и топонимы (39%), это единственная группа стран, где политики занимают такую большую долю.  

Среди европейских аэропортов собственные имена встречаются у чуть менее половины (47%). Основной отличительной особенностью данного региона является доминирование топонимических названий, составляющих почти две трети от общего числа (62%). 

Надо отметить, что на удивление большое число топонимов Европы является исключительно удачно с точки зрения их туристической привлекательности. Континенту повезло с тем, что названия некоторых географических и исторических областей являются частью мирового литературного и культурного наследия. Очевидно, что европейцы решили использовать представившиеся в связи с этим возможности.

Азия и Океания является самой «анонимной» частью мира, немного уступая европейцам (46%). Особых сюрпризов этот континент не таит, дуэт групп-лидеров вполне традиционен – топонимы (47%) и имена политиков (32%). 

Отдельно остановимся на ситуации в России. 15 из 34 ключевых отечественных аэропортов обладают собственными именами, исключительно топонимами. Некоторые из них невозможно выговорить иностранцам (московский «Домодедово»), названия других сложно понять и русским (волгоградский «Гумрак» или самарский «Курумоч»). А между тем не за горами проведение важнейших международных мероприятий в стране, которые должны неизбежно вызвать приток в Россию туристов.

Уже заявлена и, возможно, начала выполняться широкомасштабная программа строительства новых и модернизации имеющихся аэропортов. Как представляется, это хороший шанс в духе современных трендов сделать названия данных транспортных узлов «говорящими». Но что же мы видим? Идущий на смену старому международный аэропорт Иркутска планируется назвать «Иркутск Новый». Но ведь именно там у России есть один из немногих собственных, узнаваемых всем миром брендов - Байкал.

Вполне можно перенять иностранный опыт и поднять на щит пионеров авиации. Конечно, не стоит делать это искусственно, ведь это тоже может смотреться странно, как в случае с аэропортами Вануату, Кирибати и Папуа-Новой Гвинеи, названных в честь австралийских и американских асов Второй Мировой войны Бауэра, Кэссиди и Джэксона. Однако если нижегородская земля подарила нам замечательных пилотов Нестерова и Чкалова, которыми можно и нужно гордиться и не забывать, то почему аэропорт Нижнего Новгорода до сих пор стоит безымянным?

Грандиозная реконструкция питерского Пулково-2 – отличный повод дать аэропорту название, которое много чего скажет  иностранным туристам одного из самых посещаемых городов России. На ум сразу приходит имя царя-реформатора Петра Великого, основавшего город. Уверен, многие страны несказанно обрадовались бы, будь у них в распоряжении фигура такого исторического масштаба и настолько органично связанная с объектом.

Необязательна привязка исключительно к персоналиям. Удачные названия, работающие на имидж, можно отыскать в самых неожиданных местах. Набирающий вес из-за каспийских нефти, газа и уникальной природы астраханский «международник» можно назвать «Золотой Лотос» или «Дельта», Новосибирск и Красноярск могут поспорить за поэтическое «Сердце Сибири». И это только самые очевидные варианты. Местные историки, краеведы и маркетологи наверняка смогут подобрать немало креативных названий нашим «воздушным воротам». 

Давайте обратим внимание на регион, который первым примет на себя основную волну международных туристов – Южный федеральный округ и город Сочи, международный аэропорт которого пока проходит как безымянный. Обратим внимание и на транзитные транспортные узлы региона. Пока что аэропорты интересных и самобытных Ростова-на-Дону и Краснодара остаются без собственного имени. Ставропольский «Шпаковское» - типичный скучный топоним. 

Приятным исключением является разве что аэропорт Махачкалы имени дважды Героя Советского Союза, военного летчика Ахмет-Хана Султана. Совсем недавно он стал международным: оттуда совершаются регулярные рейсы в Стамбул, в аэропорт Сабиха Гекчен, названный в честь пилота-женщины. Если отбросить топонимы, это единственный аэропорт в России, обладающий именем. 

Что интересно, некоторые российские авиакомпании идут в ногу со временем. Так, все воздушные суда компании «Аэрофлот» семейства А320, A330, Боинг 767, Ил-96 и Sukhoi Superjet 100 имеют собственные имена. «Аэробусы» названы в честь выдающихся русских композиторов (Прокофьева, Шнитке, Чайковского), «Боинги» — в честь поэтов и писателей (Толстого, Достоевского, Пушкина), «Илы» и «Сухие» — в честь известных летчиков (Чкалова, Коккинаки, Водопьянова). Данный пример показывает, что у нас есть как достаточный «пул талантов», так и люди, тонко прочувствовавшие все нюансы и потенциал подобного брендинга.

(В полном варианте результаты данного исследования будут презентованы в одном из ближайших номеров журнала «Этнографическое обозрение»)