Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

17.09.202120:15

Рыцари взяли Кремль

Рыцари взяли Кремль
27 Августа 2012, 12:01
Текст:
Ксения Лактионова, обозреватель ЦВ
Версия для печати

Музеи Московского Кремля открыли выставку «Сокровища Мальтийского ордена. Девять веков служения милосердию». На ней впервые показываются  экспонаты из более чем 20 собраний Европы, реконструирующие историю единственного из ныне действующих рыцарских орденов - Суверенного Военного Ордена госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского Родоса и Мальты. Конечно, это сейчас рыцари и дамы, которых чуть более 10 тыс. человек, работают в миссиях по всему миру, оказывая медицинскую и гуманитарную помощь. В средние века история Ордена писалась кровью с полей сражений. Тому подтверждение – встречающий гостей выставки полный рыцарский доспех одного из Великих магистров, весом сорок с небольшим килограммов, с вмятинами от пуль на груди.  

Дизайном выставки занималась известная французская дизайнер Натали Кринье, которой удалось очень органично и компактно представить около 200 экспонатов. Часть экспозиции посвящена отношениям Ордена с Российской Империей, что неудивительно, ведь Павел I был его Великим Магистром. Впрочем, рассказ о взаимоотношениях Ордена с Российской Империей заслуживает предыстории.  

Орден появился в XI в. из общины монахов-иоаннитов, работавших не покладая рук при госпитале Святого Иоанна Крестителя в Иерусалиме и помогающих нуждающимся любого вероисповедания и положения в обществе. Эмблемой братья избрали белый восьмиконечный крест, где белый цвет - символ целомудрия. 4 луча креста обозначали главные христианские добродетели (благоразумие, справедливость, силу духа и воздержание). 8 концов олицетворяли 8 «блаженств» – достоинств человека, провозглашенных в Нагорной проповеди.

В 1113 г. папа официально признал разросшуюся общину, объявив о создании Ордена госпитальеров Святого Иоанна. После падения Иерусалима иоаннитам пришлось перебраться сначала на Кипр, а затем на Родос. Через пару столетий Орден окреп и превратился в настоящее государство со своим правителем в лице Великого Магистра, законами, монетой и армией. Его флот регулярно и довольно успешно воевал с Османской империей, но в 1522 г. Сулейман Великолепный̆ со 100-тысячной армией напал на Родос и захватил его после полугодовой осады. Султан оценил мужество противника и великодушно позволил рыцарям покинуть остров со всем имуществом.

Госпитальеры перебрались на Мальту с ее удобными гаванями и чрезвычайно выгодным расположением на пути из Константинополя в Северную Африку. Остров подарил им император Карл V, за что Орден, получивший к своему названию прилагательное мальтийский, по легенде, каждый год присылал ему охотничьего сокола. Рыцари построили на Мальте госпиталь, школы анатомии и медицины, успешно проводили сложнейшие для того времени операции. Орден возродил свой флот и фактически стал господствовать на Средиземном море.

В 1792 г., во время Великой французской революции, все французские владения Ордена, дававшие больше половины его иностранных доходов, были конфискованы. В последующие годы в результате завоеваний французских армий в Европе Орден потерял большинство земель в Испании и в Италии. Одним из важнейших источников его финансирования стало Великое приорство польское. Однако в 1793 г., после второго раздела Польши, вся территория польского приорства – Волынь с Острожским майоратом – отошла к России.

Джулио Литта в качестве полномочного министра Ордена пытался договориться с Екатериной II о преобразовании польского приорства в российское (католическое). Императрица хотя и была настроена благосклонно, но до своей смерти так и не решила до конца этот вопрос. Французские завоевания в Европе поставили под угрозу существование всех европейских монархий, и их правители не спешили оказать Ордену поддержку.

Пять российских лет в девятисотлетней истории

Помощь неожиданно пришла из России. Павел I, вступив на престол, тут же заключил Конвенцию между Российской Империей и Орденом, учредив вместо Великого приорства польского Великое приорство российское, куда могли войти дворяне-католики из числа его русских подданных. Император назначил Ордену весомые ежегодные взносы из казны. Конвенция подтверждала права мальтийцев в России и Польше и была очень выгодна рыцарям в политическом и финансовом отношении.

Павел тогда вынашивал идею объединения христианских церквей, чтобы бороться с Французской революцией и защитить христианство. Образ противостояния аллегорически изображен на представленном на выставке рисунке 1797 г., на котором двуглавый орел с мальтийским крестом на груди атакует «силы ада, выпущенные на волю Французской революцией».

Благодарные госпитальеры посвятили Павла в протекторы Ордена и подарили ему крест Великого Магистра Жана Паризо де ла Валлетте, который император носил почти не снимая, и медальоны-мщевики великих магистров д'Обюссона и де л'Иль Адама - героев защиты Родоса. Медальоны хранятся в коллекции Оружейной палаты и также представлены на выставке.

Когда Мальту захватил Наполеон и рыцари российского приорства низложили сдавшего остров французам Великого Магистра Гомпеша, обвинив его в предательстве, Павел пригласил госпитальеров в Россию. Резиденция Ордена была перенесена в Санкт-Петербург, а Мальта объявлена русской губернией. В знак признательности император получил титул Великого Магистра.

На великолепном портрете работы Сальваторе Тончи, датируемом 1798-1801 гг. и выставленном сейчас в Кремле, император изображен в полный рост в одеянии Великого Магистра - белой атласной далматике (католической ризе) и черной мантии до пола, подбитой горностаем, с крестом ла Валлетте на шее. На левом плече Павла - стола - широкая лента-накидка, вышитая символами страстей господних и закрепленная на мантии. Столу - церковное облачение - могут носить лишь признанные рыцари Ордена, давшие пожизненные обеты. По правую руку императора – регалии: печать Ордена и кинжал веры, на голове – мальтийская корона работы придворного ювелира Жакоба Дюваля. Регалии, крест ла Валетте и корона работы Дюваля выставлены в витрине напротив портрета, будто Павел тут же позировал художнику и ненадолго отлучился, сняв с себя всю орденскую символику.

Корон, впрочем, на выставке две – первую сделали российские мастера к церемонии посвящения Павла в Магистры. Исследователи считают, что она была неудобной и плохо сидела, поэтому через год Дюваль изготовил вторую, в которой и изображен император. Корона Дюваля похожа на свою предшественницу, но не копирует ее и сделана не из позолоченной меди, а из золота и серебра. Вполне возможно, Павел просто посчитал, что корона из драгоценных металлов приличествует ему больше.

Став Великим Магистром, император начал активно внедрять мальтийскую символику в отечественную геральдику, государственный герб украсил мальтийский восьмиконечный крест, что означало возвышение образа российской монархии и государства на международной арене. Во всей Европе рыцарь с мальтийским крестом символизировал высшую степень знатности и пользовался большим авторитетом.

Православные представители российской правящей элиты, даже те, кто скептически относился к правилам Ордена, стремились в него вступить, и Павел I учредил Русское приорство для подданных некатолического вероисповедания. Впрочем, приближенные императора были не слишком довольны насаждением новых символов, а сами рыцари - нарушением новыми членами орденских уставов, например, обетов целомудрия и послушания.

«Установление приорства Ордена в России открыло для нас важнейший стратегический пункт в Средиземном море - остров Мальту, куда были устремлены интересы всех ведущих европейских держав. Такого влияния в Средиземном море Россия не имела больше никогда. Кроме того, российский император, став Великим Магистром, возглавил всю европейскую аристократию (в Орден входили представители самых знатных и знаменитых родов Европы), чем поднял престиж не только Дома Романовых, но и Российской империи», - подводит политические итоги этого сближения заведующая сектором фалеристики Музеев Московского Кремля, доктор исторических наук Людмила Гаврилова, курирующая выставку «Сокровища Мальтийского ордена».

Впрочем, ни папа римский, ни католические приорства Ордена в Англии, Франции, Италии, Австрии и Испании не признали российского императора своим главой, поскольку это нарушало все орденские каноны. По правилам Великий Магистр выбирался большинством рыцарей на пожизненный срок, а предшественник Павла Магистр Гомпеш был не только законно избран и жив, но и находился под покровительством австрийского императора Иосифа II. К тому же признание нового титула Павла I для европейских держав означало бы признание его исключительной роли и влияния как в Российской империи, так и в Европе.

Завязка и развязка

Несмотря на эти частности, отравляющие императору удовольствие от нового статуса главы действующего рыцарского ордена с историей, фактически ему удалось то, что не удавалось до этого российским государям, а именно привлечь Мальтийский орден на свою сторону и усилить влияние России в Средиземноморье. Так что Павел I фактически сделал явью этот альянс и смог бы, пожалуй, в полной мере использовать его для усиления Империи, но ему не хватило времени.

Во время царствования отца великий князь Александр Павлович был протектором Ордена. На выставке есть его военный мундир с вышитым мальтийским крестиком на левой стороне груди. Став императором, он понимал, что на законное избрание Великим Магистром претендовать не может - это было бы нарушением орденского устава. Заслуга Александра I в том, что он создал условия для законного избрания нового главы Ордена, позволив госпитальерам сохранить Орден и его ценности в новых реалиях. Рыцари покинули Россию, а в 1834 г. обосновались в новой резиденции в Риме, где остаются по сей день.

Несмотря на столь краткое соприкосновение с русскими государством и обществом, мальтийские рыцари оставили после себя видимый след. С портретов на медальонах размером не больше ладони на посетителей выставки смотрит целая плеяда императоров и императриц, полководцев и царедворцев, чьи мундиры и платья украшены мальтийскими крестами. Начиная с Павла I все императоры и многие представители Дома Романовых были награждены Большими крестами Почета и Признания. Большие кресты за военные подвиги в 1799 г. получили и генерал-фельдмаршал Голенищев-Кутузов, и генералиссимус Суворов.

«Орден-государство имело право награждать всех, кто имел заслуги перед суверенным Орденом, и наличие этой награды не означает членства в Ордене. Александр II, например, был награжден протестантским Королевским прусским орденом Святого Иоанна Иерусалимского. После 1803 г. мальтийский крест на груди уже означал иностранную, а не отечественную награду», - объясняет Людмила Гаврилова. Интересно, что в июле «за милосердие, спасение и помощь» мальтийским крестом был награжден губернатор Подмосковья, экс-глава МЧС Сергей Шойгу.

Со смертью Павла I мальтийская символика почти исчезла из российской гералидики. Сегодня ее можно увидеть только на гербах Павловска и любимой Павлом Гатчины. Мальтийские рыцари, впрочем, скоро вернутся на остров, давший Ордену название, под которым его знают во всем мире. Правительство Мальты отдало Ордену в долгосрочную аренду одну из построенных рыцарями крепостей. В этом году Евросоюз выделил почти 14 млн. евро на реставрацию, и через несколько лет ее откроют для туристов.