Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

29.06.201717:04

В семейной политике больше политики, чем семьи

В семейной политике больше политики, чем семьи
31 Мая 2013, 12:25
Текст:
Ксения Лактионова, обозреватель ЦВ
Версия для печати

В проекте концепции, подготовленной Комитетом Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей под председательством Елены Мизулиной есть одно совершенно неопровержимое положение: текущие меры господдержки роста рождаемости признаются недостаточно эффективными. Они привели, например, к серьезному дефициту детских садов, при том, что уже имеющийся фонд дошкольных образовательных учреждений требует срочной модернизации: каждое пятое здание нуждается в капремонте, каждое третье - не имеет водопровода, отопления, канализации. Частных детсадов мало, и стоят они недешево. В Москве – в среднем, тридцать тысяч рублей в месяц.

В итоге целое поколение молодых мам на пять-шесть лет вытеснены с рынка труда. Немалая их часть, отдав ребенка в школу, на рынок труда не вернется вовсе или будет вынуждена претендовать на менее высокооплачиваемую позицию из-за деквалификации. «Рядом с домом два детских сада, но мест на всех не хватает. В очередь в детский сад мы встали сразу после рождения, там мы 165-е. Это значит, что когда мой ребенок должен будет пойти в садик, у него будет жесткий конкурс», - говорит Дарья Зайцева, мама десятимесячного сына.

Среди других недостатков нынешней семейной политики в концепции упомянуты неправильные акценты в предоставлении господдержки. Например, из-за того, что пособия для матерей-одиночек превышают пособия многодетным семьям, малообеспеченные родители часто не регистрируют брак. Кроме того, в концепции отмечают нехватку инфраструктуры для семейного отдыха, детских площадок, парков и прочего. Делается общий вывод, что сегодня семейная политика представляет собой комплекс разрозненных мер и во многом отдана на откуп регионам. Единый подход, конечно, не помешал бы. Вопрос в том, на чем этот подход будет базироваться.

В основу его законотворцы закладывают целый ряд мер, которые можно условно разделить на три группы:
- развитие семейной инфраструктуры (качественное и доступное дошкольное и школьное образование, дополнительное образование детей, оказание медицинской помощи, создание инфраструктуры семейного отдыха, оздоровления и досуга)
- господдержка (усиление мер финансовой поддержки многодетных семей, семей с детьми-инвалидами, малоимущих семей)
- пропагандистские меры (пропаганда традиционных семейных ценностей, укрепление института брака, сокращение числа разводов и внебрачных детей, профилактика абортов).

Очевидно, что концепция предлагает построить новую семейную госполитику на смеси советских практик и традиций дореволюционной крестьянской семьи. При том, что в СССР на поддержку материнства и детства выделялись из бюджета колоссальные суммы, коими новая Россия очевидно не располагает, а в русских крестьянских семьях отношение к ребенку было как к «лишнему рту», который надо поскорее превратить в полезного работника. Переход от многодетности к малодетности, как мы все помним, произошел во многом из-за роста требований к уровню образования каждого члена общества, увеличения расходов на его воспитание. В крестьянской же многодетной семье далеко не каждый ребенок знал основы чтения и письма.

Прямое отношение к советскому опыту имеет, например, предложение вернуть продленку, художественные, спортивные и музыкальные школы, восстановить систему детских оздоровительных лагерей, обязав студентов педвузов проходить там летнюю практику. На патриархальном дореволюционном укладе явно базируется пассаж, что увеличение рождаемости станет возможным благодаря «восстановлению традиционных семейных ценностей святости брака, уважения родительской власти, прочности многодетной многопоколенной семьи, любви к детям, проявляющейся, в том числе в любви к ребенку, еще находящемуся в утробе матери, в сближении церкви и государства, особенно в сфере семейных отношений». То, что церковь в России отделена от государства по Ст. 14 Конституции, оставим за скобками. В итоге получается, что концепция, ориентированная на будущее, ищет идейную основу в прошлом, игнорируя настоящее.

Целесообразность делать фокусом внимания новой семейной политики увеличение рождаемости также вызывает некоторые сомнения. «Провоцирование рождаемости имеет гораздо больше отрицательных моментов, чем положительных. В таком случае люди принимают решение о рождении детей, не опираясь на собственные силы, возможности, умения и желания, а ориентируясь на патернализм государства, которое будет вынуждено оплачивать все больше издержек на рождение и воспитание детей. Все меняется, а наша семейная политика формируется исходя из представлений прошлого века. Мы до сих пор считаем, что проблема рождаемости заключена в том, что у людей недостаточно доходов, чтобы иметь детей», - считает заместитель директора института демографии НИУ ВШЭ Сергей Захаров, предлагая в качестве альтернативы прямому стимулированию рождаемости создание благоприятнх условий, в которых люди будут принимать осознанное решение заводить детей.

Вроде бы очевидная вещь, но некоторые предлагаемые концепцией меры повторяют прошлые ошибки, делая вопрос рождения ребенка предметом торга. Например, в рамках ФЦП «Жилище» предлагается принять программу «Жилье для многодетной семьи», по условиям которой государство обязуется погашать 25% ипотечного кредита многодетной семьи при рождении каждого следующего ребенка. Будут ли желанными дети, рожденные ради ускорения погашения ипотеки – большой вопрос.

Пропаганду же традиционных семейных ценностей предлагается активно вести среди молодежи в рамках образовательного процесса. Молодых людей будут готовить к созданию семьи на основе традиционных ценностей, формирования негативного общественного отношения к абортам как к акту насильственного умерщвления человека и пропаганды благополучия полных семей с несколькими детьми.

Представляется, что на этой почве пышным цветом расцветет травля в школах учеников из неполных семей, обострится неприятие людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией и увеличится число «бесхозных» детей, чьи матери сохранили беременность под влиянием общественного мнения.

Предлагается даже введение института анонимного оставления матерью ребенка в возрасте до шести месяцев в специально создаваемых для этого больницах и монастырях - мера, и вовсе восходящая к сиротским домам эпохи Диккенса, под двери которых горе-мамаши то и дело подкидывали новорожденных. Совершенно не отрицая здравые позитивные инициативы, присутствующие в концепции, отметим, что задавшись целью увеличить численность населения, кажется, позабыли о его «качестве».

Финансовая и правовая господдержка семьи, безусловно, необходима, но делать на ней основной акцент, как это сделано в рассматриваемой концепции, наверное, не стоит. Из-за массовости поддержки деторождения суммы выплачиваемых пособий становятся ничтожно малы. «После рождения ребенка мы получили единоразовую матпомощь и ежемесячные выплаты в первые полтора года. Выплат хватало на три пачки подгузников. После 18 месяцев тоже что-то платят, но там совсем копейки, ради них лень было заморачиваться с бумагами», - рассказывает Светлана, мама двухлетнего Даниила.  Недавно они с мужем и сыном переехали из Москвы в Орел - снимать квартиру в столице стало обременительно.

В идеале материальная помощь должна быть точечной, что повысит ее размер и эффективность. Пособия нужны далеко не всем, а вот высвободившиеся средства можно было бы направить на решение вопросов, которые без участия государства не решить.

«По большому счету, молодой семье не особо нужна помощь государства финансами при условии, что есть более-менее стабильный доход. Нужно, чтобы не мешали, чтобы можно было не бояться выйти на улицу, сходить в поликлинику, отдать ребенка в детский сад. Меня как молодую маму волнуют в основном общие проблемы: мусор на улице и на детской площадке, плохая экология. Меня волнует наше ТВ. Я боюсь, что однажды мой ребенок его увидит, а он ведь увидит.

Мне бы хотелось нормальные дороги. Наша коляска-люлька весила 18 килограммов, и зимой по Москве я ее носила практически на руках. Я не могла перейти улицу - не было то светофоров, то пандусов, не могла зайти в аптеку. В Орле ситуация в разы хуже. Здесь даже летом велосипед приходится носить на руках. Еще очень бы хотелось, чтобы ребенок мог бегать по тротуару и не бояться, что его собьет машина. Хотелось бы кататься на велосипеде по велодорожке с ребенком в парке. По удобству жизни и здравому смыслу Европа опередила нас лет на сто», - делится Светлана.

Представившая концепцию новой семейной политики депутат Елена Мизулина в одном из недавних интервью заявила, что «благополучная семья снижает бремя социальных обязательств государства» и что это – «очень выгодный финансовый механизм». Все так, но чтобы этот механизм заработал, нужны большие и продуманные инвестиции в создание комфортных условий для жизни в стране. Для всех граждан без исключения.