Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

24.10.201903:12

Вторая колонизация Радонежа

Вторая колонизация Радонежа
5 Октября 2012, 00:10
Текст:
Василий Бушнев, корреспондент ЦВ
Версия для печати

Древнее подмосковное село Радонеж, родина самого знаменитого русского святого преподобного Сергия Радонежского, переживает сегодня нелегкие времена. Радонежские реликтовые земли еще недавно пытались застраивать современными коттеджами. И не зря потому в августе этого года Президент России Владимир Путин поручил главе своей администрации Сергею Иванову принять все меры по защите наследия Радонежа. Вместе с тем, как показывают наши разыскания, история древнего села во многом оказывается продуктом интеллектуальных усилий историков, чьи профессиональные компетенции позволяют им реконструировать образ древнего града при наложении полученных знаний на сохранившийся географический ландшафт.

Проблема в том, что для простых обывателей, у которых эти компетенции отсутствуют, доступ к величию былого Радонежа оказывается закрыт. Вместо него перед ними предстают лишь красочные пейзажи северо-востока Подмосковья — но не более. А коллективная память, воспроизводимая местным населением, слишком хрупка и неопределенна, чтобы поддерживать целостную историю поселения. Этим и пользуются местные чиновники и предприниматели, стремящиеся заработать на том немногом, что удалось актуализировать в историческом самосознании, и устранить то, что еще находится за пределами исторического описания.

У борьбы вокруг Радонежа есть одна характерная черта: противоборствующие стороны сражаются друг с другом за контроль над «незримой историей». Действительно, когда сообщают о незаконном сносе старых усадеб или церквей, детских приютов или жилых домов, созданных по уникальным архитектурным проектам, посторонний наблюдатель может если не встать на сторону защитников памятников культуры, то хотя бы понять их. Ведь в этих случаях можно увидеть и оценить то, что уничтожается.

Ситуация же с Радонежем принципиально иная — здесь большая часть истории сокрыта в земле. Отдельные ее отголоски спрятаны от непосвященных глаз в работах профессиональных историков, а также преданиях жителей тех мест. Но если память о сражении на Бородинском поле еще достаточно сильна в нашем историческом воображении, что делает его значимость очевидной, то история истории Радонежа оказывается более драматичной в своей непрекращающейся борьбе с забвением.

Природа и история

Мы не случайно затронули тему соотнесения исторического знания с географическим ландшафтом. В случае Радонежа историческим наследием являются не только погребенные под землей археологические артефакты (ученые насчитали более 200 памятников археологии), но и сама местность с ее уникальной топографией.

Территория Радонежа начинает активно заселяться во второй половине XIII — первой половине XIVвв. Как отмечает историк Сергей Чернов, меняется форма расселений: «В отличие от домонгольского периода, когда заселялись исключительно берега рек, во второй половине ХШ в. селения начали проникать на водоразделы». В XIV-XVвв. дома начали возводиться на пологих склонах холмов близ вершин. «Избы и хозяйственные постройки располагались на разных уровнях, как бы врастая в склон», — рассказывает историк. Одной из основных отличительных особенностей того времени стала малодворность сел и их рассредоточенность на расстоянии 0,5-1 км друг от друга. Это делалось, в том числе, для того, чтобы скрыть поселения на случай татарского нашествия.

Уходя все дальше от воды, вглубь покрытых лесами холмов, поселенцы обрекали себя на тяжелую жизнь в условиях суровой природы, которые им непрестанно приходилось преодолевать. В этом смысле аскетичная жизнь новых поселенцев перекликалась с пустынножительством святых, которые рассматривались как укротители стихийных сил природы. Наиболее ярко эта функция воплотилась в образе преподобного Сергия Радонежского.

Как известно из жития, он славился, в том числе, своей способностью укрощать бесов. Сила его была настолько велика, что бесы не могли подойти на многие мили к тому месту, где он находился, и некоторые одержимые излечивались на полпути к преподобному старцу. Бесов в данном случае можно рассматривать и как символ стихийных сил природы. Недаром они часто являлись в облике змей. Здесь уместно вспомнить еще об одном святом — Георгии Победоносце, укротителе Змия. Как показал в своей работе французский историк Жак Ле Гофф, победа над змеем являлась символическим укрощением сил природы, подчинившихся сакральному порядку.

С другой стороны, природные ландшафты содержали в себе также и святые места — например, священные дубравы, где из земли били источники. Культ почитания священных дубрав, согласно Чернову, восходит еще к языческим верованиям. По преданию, в одной из таких дубрав преподобный Сергий разбил языческих идолов и водрузил на их месте деревянный крест. Согласно другому преданию, недалеко от Радонежа святой старец собственноручно посадил дуб. На примере этих свидетельств можно видеть постепенную христианизацию языческих обрядов. Священнослужитель здесь  выступает не только как укротитель враждебных сил природы, но и как организатор сакрального пространства, освещающий своим присутствием и своими деяниями те или иные участки природного ландшафта.

Совмещая в себе функции укротителей и организаторов порядка природы со всей его амбивалентностью, священнослужители одновременно соединяли сакральный мир пустоши со светским миром селений. По словам Сергея Чернова, «Радонеж (в котором жил брат Сергия Петр), лежавший на пути от Троицы к Москве, не мог не восприниматься Сергием и иноками монастыря  как единственное в своем роде место, где «мир» сходился с «пустыней». Взаимопроникновение мирского и сакрального порядков обусловило определяющую роль церквей в пространственной организации поселений, что отразилось в архитектурном облике Радонежа. Церкви и храмы (в период расцвета Радонежа в городе было 7 церквей и 2 монастыря) располагались таким образом, чтобы их можно было легко обозревать с вершин холмов, на которых стояли селения. Таким образом, они служили своего рода маяками, устанавливающими пространственную организацию города.

В наши дни

Все вышеперечисленные примеры иллюстрируют, что природный ландшафт был неразрывно связан с архитектурной композицией поселений и имел такое же большое символическое значение для людей того времени, что и сакральные строения. Угрожающая же Радонежу коттеджная застройка не только приведет к утрате археологических артефактов, но и уничтожит первозданный природный облик тех мест, который был встроен в пространственную организацию селений. Начало конфликта настолько пошло в своей обыденности и типичности, что применимо ко многим местам Подмосковья. Глава Сергиево-Посадского муниципального района Владимир Коротков подписал техническое задание на застройку земель, примыкающих к селу Радонеж. Строить предполагалось элитные коттеджные поселки со всеми современными удобствами: от парковки до детских площадок и зон для пикника. Все эти удобства, естественно,  ограждались высокими непроницаемыми заборами.  

Жители близлежащих деревень были не в восторге от подобных нововведений: с одной стороны, коттеджные поселки уничтожали привычные маршруты, по которым происходило сообщение между местными селянами. С другой стороны, деформации подверглись не только соседские связи, но и привычный сельский ландшафт, представленный живописными лесами и полями, наслаждение которыми вдруг стало объектом приватизации. «Обширные лесные массивы дарят Вам не только чистейший воздух, но и то чувство близости к природе, по которому так скучают жители мегаполисов». Или «Окруженное лесами и святынями, в удалении от шума магистралей,   — место, где русская история и европейский подход к организации жизни переплелись и воплотились в уютных резиденциях-шале», — вот лишь некоторые слоганы, которыми застройщики завлекают горожан с высокими доходами.

В Общественную палату Сергиево-Посадского района начали поступать жалобы от возмущенных «коренных» жителей (было собрано около 1,5 тыс. подписей). Трудно сказать, насколько успешными были бы выступления рядовых граждан, если бы на их сторону не встали историки: оказалось, что территории, на которых начали возводиться элитные поселки, входят в состав охранной зоны древнего города Радонеж. Решение о создании этой зоны было принято Мособлисполкомом еще в 1985г. Но администрация Сергиево-Посадского района была готова к подобному повороту дел. Ее представители заявили, что решение Мособлисполкома уже давно устарело.

Другим сильным доводом защитников Радонежа являлся тот факт, что здесь прошло детство преподобного Сергия Радонежского. Но сторонники коттеджной застройки не стушевались и здесь. На заседании правительства Московской области главный архитектор района поставил под вопрос связь Радонежа с преподобным Сергием. То же самое сделал и Владимир Коротков, оспоривший на местном канале право Радонежа именоваться родиной прославленного святого. Преподобный Сергий, объяснял глава района с экранов телевизоров, родился в Ростовском районе Ярославской области, а в Радонеж переехал вместе с родителями уже после рождения.

Чья история?

Как видно из вышесказанного, социальный конфликт довольно быстро перешел в регистр борьбы за культурное наследие. При этом администрация района стремилась выставить себя проводником прогрессивных изменений, почему-то забывая уточнить, что изменения эти коснуться лишь избранного меньшинства. Представители же Общественной палаты и вмешавшиеся в дело чиновники федерального уровня заняли охранительную позицию, апеллируя к мудрости предков и духовно-нравственной традиции. С их легкой руки начали говорить о противостоянии бездуховных необразованных нуворишей и аморфного сообщества духовных людей.

Конечно, соблазн поддаться интерпретации данного противостояния как столкновения безнравственных капиталистов и народа - носителя духовной культуры довольно велик. Но, поступив таким образом, мы утратим одну важную деталь, которую высвечивает этот конфликт. А именно: история не является набором объективных, существующих вне человеческих представлений и интерпретаций фактов. И в этом смысле она никогда не может быть отделена от истории тех, кто ее пишет.

Собственно, если посмотреть на дату решения Мособлисполкома, то станет очевидным, что «переоткрытие» и закрепление исторической значимости Радонежа — явление недавнее. Как отмечает в своей статье Сергей Чернов, систематическое изучение истории этого места начинается только в 1820 г. с исследований польского археолога Зориана Ходаковского. И, как видно из сделанного Сергеем Черновым обзора исследований Радонежа, коллективная память местных жителей во многом сохранилась благодаря стараниям историков и археологов, тщательно записывавших воспоминания крестьян.

В то же время внимание самих местных жителей к истории Радонежа не отличалось тем же постоянством, что и интерес профессиональных исследователей, переживая свои взлеты и падения. Вот как, например, описывается в февральском номере газеты «Советская культура» за 1966 г. состояние Храма в честь Преображения господня, являющегося сегодня основной достопримечательностью села: «В самой церкви размещен склад грязной соли местного колхоза, тут же селитра и мазут на белокаменном полу, хотя в этой церкви в 1959 г. были обнаружены художественные и исторические ценности, восходящие ко времени Дмитрия Донского. Рядом построен свинарник... Мусор и кучи навоза придвинулись вплотную к крепостным воротам... и стенам церкви».

Еще один пример. Своими впечатлениями о Радонеже делится одна из жительниц села Абрамцево: «Ну, Радонеж фигурировал у нас скорее как название станции, чем как название села (с 1616 г. оставшееся после разоренного в Смутное время города село стало именоваться «Городок Радонеж», а потом просто «село Городок»; прежнее название к нему вернулось уже в конце 1980-х). В церковь его никогда не ходили, а ходили в Лавру. В советское время про это село ничего такого не рассказывали. Оно ничем не отличалось от других. О его значении я узнала даже не в 1990-е, а в 2000-е».

Сама природа оказывается в Радонеже свидетельством истории. Но чтобы расшифровать запрятанные в ней послания из тьмы веков, необходимо знание. Приезжающие сюда люди должны уметь, также как и специалисты-историки, соединять в своем воображении информацию о древнем городе с современным ландшафтом. Однако, несмотря на то, что еще в 1985 г. поднималась идея о создании полноценного государственного историко-культурного заповедника «Древний Радонеж» с дирекцией и штатом сотрудников, которые бы и стали для посетителей проводниками, реконструирующими облик ушедшего в прошлое города, эти начинания так и не были реализованы.

Остается надеяться, что вмешавшееся в конфликт Министерство культуры не ограничится консервацией земель Радонежа, но сделает его историю доступной, видимой для простых обывателей. В противном случае археологи будущего ничего здесь не найдут, кроме фундаментов элитных домиков, ржавых мангалов и значков от Мерседесов.