Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

20.06.201808:26

Пожилые сотрудники начинают входить в России в моду

Пожилые сотрудники начинают входить в России в моду
23 Июля 2012, 10:27
Текст:
Ксения Лактионова, обозреватель ЦВ
Версия для печати

В России старение населения началось в 1964 году, когда рождаемость впервые опустилась до уровня, при котором поколение детей оказывается малочисленнее поколения родителей. Профессор кафедры экономической теории и экономической политики Башкирской академии государственной службы и управления при президенте Республики Башкортостан Галина Россинская объясняет это тем, что к середине 1960-х годов репродуктивного возраста достигло немногочисленное поколение женщин, родившихся в 1940-е годы, нацеленное на получение образования и активную трудовую деятельность.

Процесс, запущенный урбанизацией и индустриализацией нашей страны, резко усугубило ухудшение материального положения большинства россиян в 1990-е годы. Как отмечают демографы и социологи, рождаемость обеспечивают как раз не состоятельные граждане, которые на воспитание ребенка тратят значительные инвестиции, а представители малообеспеченных слоев общества. Галина Россинская, рассмотрев формирование репродуктивного поведения для двух основных групп россиян с разными социально-экономическими ситуациями, выяснила, что относительно обеспеченное население, которого менее 40%, живет по западным стандартам, где малодетность является нормой. Остальные, менее состоятельные россияне, не так категоричны в отношении желания иметь много детей, но сильно ограничены в средствах на воспитание. Нерешенность жилищного вопроса при этом актуальна для обеих категорий. То есть одни заводить детей не хотят, а вторые не могут.

Пенсионеры хотят работать…

По всей видимости, нам придется смириться с неизбежностью демографического старения и необходимостью включать пожилых людей в трудовые отношения. Но готово ли само население работать до глубокой старости? В вопросе продолжения трудовой активности в пожилом возрасте немаловажную роль играет уровень образования. Доктор социологических наук Татьяна Смирнова в работе «Перспективы занятости пожилых в условиях демографического постарения» пишет, что среди пожилых с низким уровнем образования хотят работать на пенсии не более 15%, а среди людей с высшим образованием таких 35%.

Объясняется это тем, что человек, всю жизнь проработавший на производстве с тяжелыми, вредными условиями труда, перспективу ухода на пенсию считает для себя благом. Они меняют один не слишком профессиональный труд на другой, в чем-то даже более для них значимый, домашний. Образованные же люди гораздо тяжелее переносят потерю статуса и дохода при выходе на пенсию и чаще стремятся максимально продлить свою трудовую активность.

Это подтверждают и более свежие данные исследования работного сайта HeadHunter, опросившего в  октябре прошлого года 5200 работающих россиян и выяснившего, что абсолютное большинство из них (93%) намерены работать до пенсии и дольше. Главный аргумент - желание избежать резкого снижения уровня жизни. Впрочем, те, у кого будет достаточно средств на жизнь, тоже собираются продолжить трудиться на пенсии: часть из них любит свою работу, еще часть считает, что труд является неотъемлемым атрибутом человека, а кто-то просто настолько привык работать, что уже не сможет прожить без этого.

… но не могут

Однако между желанием российских квалифицированных специалистов работать на пенсии, сохранив доход и статус, и имеющимися для этого возможностями лежит пропасть. В США и Западной Европе механизмы вовлечения пожилых в трудовую деятельность вырабатывались десятилетиями. Скажем, в Германии есть закон о неполной трудовой занятости пожилых, гласящий, что наемные работники 55-летнего возраста, работавшие в течение предшествующих пяти лет, имеют право на сокращение полного рабочего времени вдвое при сохранении 70-80% оклада. Немецкий же работодатель, трудоустроивший сотрудника старше пятидесяти лет, получает дотацию на оплату его труда в размере 50–70% от заработка этого специалиста. Еще в 1960-е годы в США были приняты законы, по которым при трудоустройстве нельзя спрашивать о возрасте кандидата.

У нас же запрет дискриминации по возрасту, зафиксированный в Трудовом кодексе, никто не соблюдает. Виной тому появление нового поколения руководителей, считающего советский опыт и знания устаревшими. «Руководители думают, что люди старшего возраста не хотят учиться, и выгоднее оплатить обучение молодым, — поясняет ситуацию замдекана философско-социологического факультета РАНХиГС Антон Смолькин. – Хотя молодые специалисты склонны менять место работы каждые несколько лет, а возрастные сотрудники работают подолгу, привыкнув к коллективу и условиям труда. Управленцы соглашаются со статистикой, но продолжают проводить прежнюю кадровую политику».

Рухнула поддержка людей пенсионного возраста и в производственном секторе. Если в СССР пожилых не вытесняли с работы, а предлагали промежуточные варианты в виде наставничества, то в 1990-х предприятия отошли от этой практики. Самое большое сокращение пожилых (на треть) на заводах пришлось на 1992-1995 годы. Позже в ресурсодобывающем секторе пожилых сотрудников активно выпроваживали на пенсию в рамках политики омоложения персонала.

Пенсионер – друг работодателя

Однако если к началу 2000-х работали около 20% пенсионеров, то сегодня – около 30%. В первую пенсионную пятилетку трудится примерно треть пенсионеров, в основном женщины. Они чаще мужчин соглашаются на маргинальную занятость (лифтер, гардеробщик, билетер, кассир и другие малопрестижные, малооплачиваемые позиции), предлагаемую на бирже труда - на открытом рынке труда пенсионеры спросом не пользуются. Фактически число работающих по найму пенсионеров растет, но их труд стал неквалифицированным.

По оценкам Антона Смолькина, примерно каждый десятый российский пенсионер пытался проявлять индивидуальную экономическую активность, большая часть из них опять же женщины. Чаще всего они продают плоды собственного труда (рукоделье, соленья) или навыки (сиделка, репетитор, письменный переводчик с редкого языка и другие).

Свою фирму хотели бы открыть примерно треть работающих пенсионеров. Более всего им в этом мешает ограниченный доступ к кредитованию. «Сбербанк» формально кредитует лиц до 75 лет, но есть неофициальные указания пенсионеров не кредитовать. Те редкие пожилые люди, которым удается взять кредит на развитие бизнеса, обычно уже являются бизнесменами. Чаще всего это вчерашние «красные директора» - сегодняшние владельцы небольших производств, и крупные фермеры, экс-председатели колхозов.

Формирование спроса на возрастной персонал

Впрочем, бизнес понемногу осознает ценность возрастного персонала. Например, в холдинге «ИНТЕР РАО ЕЭС» вышедших на пенсию специалистов приглашают экспертами системы управления знаниями и научно-технического совета. Руководитель департамента управления персоналом холдинга Светлана Епихина считает, что результаты профессиональной и даже инновационной деятельности не зависят от возраста сотрудника: «Лучшие работники, вышедшие на пенсию, участвуют в решении нестандартных задач, поскольку решение операционных задач зачастую не дает штатным сотрудникам возможности полноценно заниматься инновациями».

Избавляться от пожилого персонала не торопятся и в Группе «КНАУФ». Директор по администрации и персоналу Группы в СНГ Людмила Соколова рассказала, как недавно одно из предприятий на Украине с большим сожалением проводило на пенсию своего технического директора: «Этому специалисту уже за 70, последние лет пять он просился на заслуженный отдых, но его не отпускали, пока не вырастили замену». Когда Группа приобретает старые советские заводы, в процессе их реструктуризации всегда стараются сохранить возрастных работников.

«Если такие специалисты не могут осилить переподготовку, им предлагаются другие должности, ведь они знают традиции завода, принципы работы, персонал. На предприятиях часто трудятся семьями, поколениями. На запуске нового производства всегда работают специалисты, имеющие большой опыт. На всех наших заводах существуют системы наставничества, вышедших на пенсию работников приглашают консультантами», - объясняет Людмила Соколова. Дело здесь не в немецкой рачительности, а в том, что кадровую политику, не важно, в масштабах одной компании или целого государства, определяет первое лицо. Один из собственников Knauf Николас Кнауф в свои 76 лет лично руководит компанией и прекрасно понимает ценность возраста и опыта для своего бизнеса.

Ситуация меняется?

Помимо этих позитивных изменений в отношении работодателей к пожилым сотрудникам можно отметить и скорое изменение «качественного» состава пенсионеров, которым предстоит столкнуться с результатами пенсионной реформы. «Людям, которые последние двадцать лет выходили на пенсию, не повезло в том смысле, что их становление как профессионалов пришлось на одну эпоху, а та часть жизни, когда для успеха, казалось, было бы достаточным поддерживать свою квалификацию – на другую. Немногие нашли в себе мужество начать свой бизнес, освоить компьютер, — констатирует Антон Смолькин. — Те же, кто будет выходить на пенсию лет через десять, будут лучше готовы к проблемам старения. Сейчас мы переходим к постиндустриальному типу занятости, позволяющему работать удаленно, с гибким графиком, и пожилой работник имеет шансы стать более конкурентоспособным в сравнении с молодым. Поэтому вскоре пожилых людей начнут рассматривать в качестве реального ресурса общественного развития. Этому способствует экономическая и социальная необходимость».