Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

25.05.201816:45

Тегеран-2012: современная столица на фундаменте древней персидской цивилизации

Тегеран-2012: современная столица на фундаменте древней персидской цивилизации
21 Мая 2012, 10:51
Текст:
Станислав Тарасов, Алексей Мартынов
Версия для печати

Первый и самый сенсационный вывод мы сделали еще в Москве, готовясь к вылету в Тегеран. Оказывается, Иран уже давно находится в числе мировых держав, которые имеют наиболее заметные достижения в науке и в высоких технологиях. Темпы роста научных разработок в этой стране превышают среднемировые в 11 раз. Согласно данным Калифорнийского университета, 12% от общего числа иранских научных публикаций посвящены именно нанотехнологиям.

Да и  вызывающая ужас некоторых западных стран ядерная программа Ирана также стала возможной лишь благодаря резкому подъему науки страны. Поэтому ответ на вопрос, может ли Иран создать ядерное оружие, очевиден: может! Но нужно ли оно ему?  Президент Ирана Махмуд Ахмадинежад в одном из выступлений говорил, что настоящая «иранская бомба» - это вовсе не смертоносные боеприпасы, а реальные достижения страны в различных областях научной мысли. К слову, в марте 2011 года был опубликован доклад Лондонского королевского общества, в котором утверждается, что всего лишь через три года Иран может стать крупнейшей технологической державой исламского мира. В числе запланированных руководством страны и ее учеными акций  стоит задача вхождения в число пяти мировых сверхдержав с пилотируемой космонавтикой.

Хотя в Тегеране сконцентрировано более трети промышленности страны, власти предпочитают не показывать их иностранцам. Как нам пояснили, дело не в каких-то секретных объектах, а в осторожности, которую иранцы привыкли проявлять в период  многолетнего противостояния с Западом. Поэтому  иностранцам в целом, и к россиянам, в частности, из-за присоединения к некоторым санкциям, приходится ощущать и видеть то, что лежит на поверхности,  сопоставлять в воображение прочитанное и увиденное.

Иран – это больше, чем страна. Это миро-цивилизация. Здесь, на земле древних персов зародилась одна из самых противоречивых мировых религий. Отсюда многотысячные войска царя Ксеркса отправились завоевывать мир. Тут чувствуется  ритм планеты, а через познание истории и современной жизни Тегерана можно понять и оценить, чем и как живет сегодня страна.

Тегеран своим обликом напоминает европейские города, хотя он имеет свои специфические отличия, например, фоном южного жаркого Тегерана служат величественные заснеженные пики горного массива Эльбруса. И первое разочарование. Мы ожидали, что  насладимся  архитектурными строениями старого Востока. «Увы, их в столице осталось немного, - рассказывает заместитель главы агентства ИРНА Тураж  Ширалили. - В XX веке шахи стремились сделать из Тегерана  европеизированную столицу и нещадно уничтожали памятники старины с выраженными восточными мотивами. То, что не разрушили шахи, разрушила ирано-иракская война, Тегеран в течение нескольких лет подвергался сильному ракетному обстрелу со стороны Ирака».  

Действительно, за исключением нескольких оазисов древности, вся остальная архитектура Тегерана во многом представляет собой стандартно спроектированные бетонные коробки. Если говорить об общем впечатлении от города, то оно таково – шумно, пыльно, жарко, все запружено машинами, но интересно. Временами трудно дышать (Тегеран входит в список городов с самым загрязненным воздухом), увидеть голубое небо в нем даже в самую хорошую погоду затруднительно, оно по большей части имеет серый цвет из-за смога. Плюс песчаные бури из Саудовской Аравии, добивающие до Тегерана. Тем не менее, в суматохе столичной жизни проявляется та самая история, которая помогает найти ключ к пониманию как проблем столицы, так и всей страны.  

«Первое поселение на месте Тегерана возникло около восьми  тысяч лет назад, - продолжает свой рассказ Тураж Ширалили. – Оно пребывало в тени близлежащего города Рей, одного из самых древних в Иране». Со временем Тегеран постепенно разрастался, каждый шах старался привнести свой вклад в архитектуру города. Особенно отличился Шах Тахмасп I. В 961 году он повелел окружить Тегеран мощной крепостной стеной с 113 башнями, что соответствовало числу сур Корана. Такая забота шаха о городе объясняется просто – в Рее находилась усыпальница Сейида Хамзы, родоначальника династии Сефевидов, к которой принадлежал и Тахмасп. К тому же Сефевиды были первой правящей династией в Иране, исповедовавшей шиизм. Тахмасп даже планировал перевести в него свою столицу.

Рей пал в результате монгольского нашествия в 1228 году, но Тегеран к концу XIII века превратился в важный и развитый торговый центр на всем Ближнем Востоке. Даже возрожденный к середине XIV века Рей уже не смог с ним в этом отношении тягаться. Ныне Рей превратился в один из районов иранской столицы. На севере Тегерана в экологически благоприятной части города у подножия горы Точал располагалась  резиденция Тимуридов, потомков захватившего эту местность в конце XIV века Тимура. Север города упомянут нами не случайно. Начиная с XV века в этой части города на склонах Эльбруса стали появляться резиденции, загородные дворцы, куда переезжали на время летней жары шахский двор, дипломатические миссии и более зажиточные европейцы и персы. Такая традиция сохраняется до сих пор.

По-настоящему обустраивать Тегеран на подобие столицы стал прославленный Карим-хан – он реконструировал старинную крепость Арг, положив начало главной архитектурной достопримечательности современного Тегерана, дворцу Голестан. Но Карим-хан больше любил Шираз, куда и перенес столицу Персидской империи. После его смерти в Иране  началась междоусобная война, из которой победителем вышел Ага Мохаммед Шаха Каджар. 12 марта 1786 года он вступил в Тегеран и провозгласил его своей столицей Персидской империи. После этого в городе началось бурное строительство, которое продолжилось и в начале XIX века.

Поскольку средневековая планировка мешала развитию столицы, в 1870 году по приказу Насреддин-шаха началась генеральная перестройка города. Как и во многих мировых столицах того времени, в первую очередь были снесены потерявшие военную значимость городские стены и фортификационные сооружения. Окончательный удар по восточной архитектуре Тегерана нанес все же пришедший в 1925 году к власти Реза Пехлеви. Он уничтожил так называемые «стены Насреддина», на их месте были проложены широкие проспекты. Глиняные дома, которые некогда составляли основную застройку Тегерана, были снесены. В Иран стали приглашать западных архитекторов, среди которых, кстати, был киевлянин Владислав Городецкий, построивший первый в стране железнодорожный вокзал.

Прославился Тегеран и во время Второй Мировой войны, в 1943 году здесь состоялась  конференция «большой тройки» - Сталина, Рузвельта и Черчилля. О тех временах напоминают сейчас только кяризы, подземные арыки, говорят, что они  пронизывают многомиллионный город. Послевоенная численность населения Тегерана достигла 1 миллиона человек, но 1950-1970-е годы стали для столицы Ирана самыми тяжелыми – новый шах Мохаммед Реза Пехлеви продолжал стирать с лица города все древнее и восточное, застраивая его железобетонными коробками.

После его бегства из страны в начале 1979 года Тегеран стал приобретать новую специфику. Имам Хомейни объявил о победе Исламской революции, и вскоре с улиц столицы быстро исчезли все питейные, опиумные и прочие увеселительные заведения. В Иране был проведен референдум. Хомейни поставил перед населением один вопрос, на который можно было дать только однозначный ответ – да или нет. Формулировка такая: «Следует ли отменить монархическую систему и ввести исламское правительство?». «За  проголосовало 20 миллионов человек. «Против» – всего 140 тысяч. И 1 апреля 1979 года Иран был объявлен первой Исламской республикой.

Хомейни писал: «Главная трудность мусульман заключается в том, что они отложили в сторону священный Коран и собрались под чужими знаменами». Новое исламское правление Ирана отказалось терпеть западное вмешательство во внутреннюю политику государства. Развивая эту мысль, аятолла  заявлял: «Мы ничего не хотим от Запада и его анархии… Мы не боимся западной науки и техники. Мы боимся ваших идей и образа жизни. Мы не хотим, чтобы вы вмешивались в нашу экономику, науку и наши обычаи… Мы не против цивилизации, мы против экспортируемой цивилизации, мы хотим цивилизации, основанной на чести и гуманизме».

Вскоре Хомейни переехал в Кум и поселился в своем старом полутораэтажном домике, в комнате, лишенной всякой мебели, лишь постель на полу и книги. Внешне его жизнь была так же проста и скромна, как прежде: первая молитва до рассвета, чтение Корана, скромный  завтрак, работа, дневной сон и так далее. Но на самом деле он заложил основы новой иранской цивилизации. Кстати, вскоре после этого председатель КГБ СССР Юрий  Андропов, инструктируя  отправлявшегося в Тегеран назначенного резидента Леонида Шебаршина,  предупредил его насчет иллюзий по поводу непрочности и недолговечности власти шиитского духовенства и высказал мнение, что «перспективы у левых в Иране нет». Да и сам Шебаршин, давая характеристику Хомейни, говорил: «Имам Хомейни был противником безбожного социализма, но человеком, который с большим уважением относился к северному соседу и принадлежал к русофильской семье».

В июне1989 года аятоллы Рухоллы Мусави Хомейни не стало. Тогда же в 6 километрах от Тегерана началось возведение мавзолея Хомейни, которое продолжается и поныне. «По завершении строительства усыпальница имама превратится в один из крупнейших мемориальных комплексов в мире, - рассказывал нам один из настоятелей этого мавзолея. -  Собственно мавзолей готов и функционирует уже давно: золотой купол и 4 минарета высотой 91 метров, по числу лет, прожитых Хомейни, придают ему сходство с мечетью. Иранцы приезжают сюда семьями, некоторые по нескольку раз в год и после посещения усыпальницы устраивают пикники, расстелив ковры прямо на площади рядом с мавзолеем».

Золотой купол, украшенный многочисленными витражами с красными тюльпанами, символ мученичества у шиитов, поддерживают 8 мраморных колонн. Под ним находится окруженная металлической решеткой усыпальница. Внутри покрытые зеленым бархатом могилы Хомейни и его сына Ахмада, скончавшегося в 1995 году. Мужчины и женщины подходят к гробнице с разных сторон. Кто-то завязывает на решетке ленточки и загадывает заветные желания, другие просят у имама помощи в важных делах. А кругом древний, многомиллионный, шумный, сложный, многоликий и многонациональный Тегеран. В этом городе нам не раз приходилось слышать, что подсознательно иранцы  живут в ожидании пришествия Махди (Спасителя). Мы же увидели в этом готовность Ирана к переменам, а вовсе не стремление в очередной раз выступить в роли мученика. Кто осознает это, тот поймет современный, но по-прежнему загадочный  Иран.