Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

16.08.201815:11

Московские образовательные учреждения делают акцент на социализации детсадовцев и школьников

Московские образовательные учреждения делают акцент на социализации детсадовцев и школьников
2 Мая 2012, 10:31
Текст:
Василий Бушнев, корреспондент ЦВ
Версия для печати

Нехватка мест в детских садах и школах для подрастающих москвичей — общеизвестная проблема, набившая оскомину властям мегаполиса. Пытаясь исправить сложившееся положение, чиновники столичного Департамента образования начали всерьез задумываться о расширении сектора частного образования. Вместе с тем, спрос на услуги нянечек и родственников сегодня сильно упал. Многие родители приходят к пониманию того, что ребенок должен обучаться среди сверстников. Причем это убеждение распространено как среди представителей среднего класса, так и среди родителей с высокими доходами, для которых содержание воспитателей и гувернеров обернулось печальными последствиями. Социологи рассказывают истории о детях, которые растут за заборами в этих закрытых поселках с нянечками. Эти дети до 6-7 лет ни разу не видели своего сверстника. Поэтому в школы они приходят социально неадекватными - не знают элементарных вещей, но зато разбираются в семи видах названия сала, потому что у них няня из Украины.

Речь идет о совместных проектах развития негосударственных образовательных учреждений, к финансированию которых будут привлечены как частные инвестиции, так и бюджетные средства. В том числе Департамент образования собирается предоставить частным школам и детским садам дотации, а также скидки на аренду помещений и оплату коммунальных услуг. Эти меры направлены на снижение стоимости обучения в частном секторе, где плата за образование на данный момент колеблется от 25 тыс. до 87 тыс. рублей в месяц — в школах, и от 14 до 46 тыс. и выше — в детских садах.

На первый взгляд подобное решение вопроса выглядит угрожающе: не означает ли переход к развитию частного сектора постепенную ликвидацию бесплатного образования? Однако, как показало социологическое исследование, проведенное по заказу московских чиновников, жители столицы уже свыклись с мыслью о том, что за обучение приходится платить. Более того, наблюдается тенденция к увеличению спроса на частные образовательные услуги. Так, по данным опроса, проведенного в рамках исследования, каждый второй родитель в Москве готов с разной степенью вероятности отдать своего ребенка в частный детский сад. Доля тех, кто с той или иной вероятностью может рассмотреть вариант обучения своего ребенка в частной школе, составляет 45%. А каждая десятая семья не только хочет, но и может себе позволить образование в частной школе.

Несмотря на это примерно 80% частных школ не заполняют свою проектную мощность, и практически нет частных детских садов, в которых бы не было свободных мест. Основных причин тут две: слишком высокая плата и общее недоверие к качеству частного образования. При этом только 7% опрошенных считают, что государственные детские сады лучше частных, и только 33% полностью удовлетворены качеством образовательной подготовки в государственных школах. Получается, что если эти две проблемы будут решены, то частным школам обеспечен приток новых учеников.

Стоимость и качество:

Вопреки устоявшимся стереотипам высокая стоимость обучения не связана с элитарностью частного образования. Основная доля частных школ (около 80%) работает на средний ценовой сегмент: 30-35 тыс. рублей в месяц. В таких школах в основном обучаются дети менеджеров, владельцев мелкого и среднего бизнеса. Всего 15% составляют элитные школы. При этом 30-60% от стоимости за обучение уходит на оплату аренды помещений. В некоторых школах эта доля может достигать 80%. Парадоксально, но виноваты в этом сами власти, которые с 2006 года отменили софинансирование  негосударственных образовательных учреждений. Из-за чего многие частные школы и сады были вынуждены оплачивать аренду по ее коммерческой стоимости. Кроме того, подавляющее число арендаторов предпочитает заключать с руководством школ краткосрочные контракты, каждый раз повышая арендную плату. Тем самым, введение скидок на аренду и ЖКХ смогут существенно снизить стоимость частного образования.

А вот с определением качества обучения в частном секторе дела обстоят сложнее, поскольку реально оценить его уровень родители смогут только через 10-12 лет, когда их чадо будет поступать в университет. Низкий уровень образования является одним из основных грехов, в котором обвиняются негосударственные школы. По мнению  противников частного обучения, индивидуальные методики преподавания, применяемые в частных школах, не вписываются в государственные нормативы и не дают детям необходимого объема знаний. Насколько эти обвинения оправданы, остается вопросом: ведь, как правило, они озвучиваются представителями государственного образования, которые давно точат зуб на частные школы, переманивающие у них учителей.

В тоже время как раз индивидуальный подход и инновационные методики являются тем преимуществом, которое выгодно отличает частные школы от государственных. Небольшие классы позволяют учителям выстраивать гибкую педагогическую политику по отношению к каждому ученику в противовес перегруженным классам государственных школ, где обучение больше напоминает производственный конвейер. Наглядное тому доказательство: появившаяся с введением ЕГЭ тенденция оттока в частные школы детей, почти неприкрыто вытесняемых из государственных школ, которым не нужны троечники, портящие результаты.

Если государственные школы предпочитают не связываться с «проблемными детьми», то частные школы не спешат от них отказываться: «Бывают дети, которым частная школа показана по причине здоровья. Которые не могут обучаться в больших классах по причине психических особенностей, и гипервозбудимость и незначительные отклонения, да и просто психологические особенности, или ограниченные возможности. Это могут быть дети одаренные, которые здесь получают больше возможности в малых классах. С каждым ребенком мы работаем по предмету шире, лучше, глубже», — цитируется в исследовании один из директоров частных школ.

Методики преподавания частных школ в большей степени ориентированы на развитие личности ребенка, чем в государственной системе образования, где эта ориентация носит скорее декларативный характер. Так, согласно некоторым методам обучения вместо оценок с учениками проводятся индивидуальные беседы, во время которых учитель указывает на успехи и ошибки каждого подопечного. Делается это для того, чтобы поддерживать равенство между учениками в классе и не травмировать детей конкурентной борьбой за успеваемость. В некоторых школах даже вводится  подобие университетской системы образования, в соответствии с которой ребенок сам распределяет время на выполнение домашних заданий, и до наступления установленных сроков сдачи никто из учителей его не трогает. Благодаря этому у ребенка с ранних лет вырабатывается чувство самостоятельности.

А судьи кто?

В конечном итоге качество частного образования зависит от самих родителей, которые должны контролировать, чему обучают их детей. Причем для этого у них есть сильный рычаг воздействия, отсутствующий в государственных школах — контракт. Тем не менее, результаты исследования демонстрируют тенденцию к уменьшению участия в образовании ребенка родителей, стремящихся переложить максимум ответственности на школы. Самыми активными оказались родители, тратящие на оплату образования треть дохода. По словам экспертов, они уделяют много внимания, как содержанию предметов, так и досугу своих детей, ходят на родительские собрания, постоянно участвуют в жизни школы. «Для этих родителей ребенок — инвестиция в свое лучшее будущее», — поясняет  социолог Ирина Вендило.

Но чем выше семейный доход, тем в большей степени родителей волнует общие бытовые условия, психологический комфорт и сохранность здоровья. Образование отходит на второе-третье место. Особенно это характерно для родителей, чьи дети обучаются в элитных школах. Хотя в последние несколько лет их предпочтения начали меняться. «Раньше такие школы выполняли скорее роль «передержки», куда обеспеченные родители могли сдать ребеночка, чтобы он был в полной безопасности и порядке, — поясняет Ирина. — А сейчас практически у всех родителей появилась некоторая нервозность, некоторое понимание нестабильности в политической ситуации. Потому что ты сегодня занимал высокий пост или имел крупный бизнес, а завтра ты вообще никто, и звать тебя никак. Вот родители очень хорошо это чувствуют и хотят быть уверенными, что когда они детей в Англию отправят (а они все собираются отправлять своих детей учиться именно в Англию), дети будут там конкурентоспособны благодаря своим знаниям, и не будут нуждаться в какой-то дополнительной поддержке семейными капиталами».

Впрочем, некоторые богатые родители предпочитают не дожидаться, пока их наследник окончит российскую школу, и с малых лет готовят его к частному образованию за границей: «Есть школа, которая расположена на Рублевке за городом. И там дети из поселков коттеджных обучаются. Так вот там у них одна пара математики в неделю, и 7 уроков английского.  Единственное, что родителям нужно от этой школы, — отличный уровень английского. Дальше они пакуют вещи и отправляют детей в частные английские школы», — рассказывает эксперт.

Единая униформа и немного мигрантов

Еще одна любопытная деталь, которое выявило исследование: спрос на услуги нянечек и родственников сильно упал. Сейчас многие родители приходят к пониманию того, что ребенок должен обучаться среди сверстников. Причем это убеждение распространено как среди представителей среднего класса, так и среди родителей с высокими доходами, для которых содержание няней и гувернеров обернулось печальными последствиями. «Мне эксперты рассказывали страшилки про детей, которые растут за заборами вот в этих закрытых поселках с нянечками. И они до 6-7 лет ни разу не видели своего сверстника. И соответственно, они приходят социально неадекватными. Они могут не знать элементарных вещей, но зато разбираются в семи видах названия сала, потому что у них няня из Украины», — делится опытом Ирина.

Тем самым функция социализации детей, которую призвана выполнять школа, становится все более востребованной. При этом родители стали чаще задумываться о контроле над социальной средой, в которой будет воспитываться их ребенок. Например, для представителей среднего класса важно, чтобы их дети обучались вместе с одноклассниками из интеллигентных семей. Они также положительно оценивают введение школьной униформы, которая, по их мнению, позволяет стереть социальные различия между учениками, демонстрируемые в манере одеваться. Но при всей чувствительности к социальному неравенству, которая, впрочем, распространяется только на интеллектуалов, чьи доходы не соответствуют уровню образования, родители из среднего ценового сегмента проявляют нетерпимость к мигрантам. Они считают, что дети выходцев из бывших советских республик в принципе могут обучаться вместе с их детьми. Но их количество должно быть строго лимитировано в классе: не больше 1-3 человек.

Таким образом, о ликвидации государственного школьного и дошкольного образования говорить не приходится. Скорее речь идет о закреплении усиливающейся социальной сегрегации. Если раньше она затрагивала в основном детей с высокими доходами, которые обучались отдельно от остальных, то теперь, с расширением сектора частного образования, негосударственные школы пополнятся детьми из среднего класса. Бесплатные же школы станут уделом дискриминируемых классов.

Фото: Александр Уткин, РИА НОВОСТИ ©