Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

17.09.202119:04

Экономика

1993-2013: итоги аграрных реформ

1993-2013: итоги аграрных реформ
8 Февраля 2013, 11:29
Текст:
Ксения Лактионова, обозреватель ЦВ
Версия для печати

В этом году исполняется ровно 20 лет так называемой ельцинской аграрной реформы, начало которой положил президентский указ о регулировании земельных отношений 1993 года. Итоги аграрной реформы в России, на Украине и в Белоруссии подвели участники Гайдаровского форума-2013 в рамках круглого стола «Результаты, уроки аграрных реформ на постсоветском пространстве».

Ключевым вопросом аграрной реформы 1990-х годов была приватизация сельхозугодий. Два десятка лет спустя в России в собственности граждан оказались 68% земель, остальные 32% остались у государства. «Из всей приватизированной земли примерно половина находится в коллективной долевой собственности, то есть собственники не знают, где именно их участки, и лишь у 15% земель есть конкретные хозяева. Участки выделяются, но очень медленно», - говорит главный научный сотрудник Центра агропродовольственной политики РАНХ и ГС Василий Узун. Если столыпинская аграрная реформа предполагала появление большого числа собственников земли, то ельцинская не вводила ограничений на количество земли в собственности. В итоге появились крупные лэндлорды, владеющие сотнями тысяч гектаров.

В России за последние 20 лет сложилась многоукладная аграрная экономика, каждый регион сформировал свою аграрную структуру. На смену экстенсивному сельскому хозяйству пришло очаговое – на юге, в Центрально-Черноземном районе, Поволжье. Изменилась и структура землепользования: площадь семейных хозяйств увеличилась в 17 раз, а посевные площади сельхозорганизаций сократились. Однако, как отмечает Василий Узун, это сокращение шло за счет худших земель, поэтому урожайность растет почти по всем сельхозкультурам. В животноводстве поголовье всех видов скота также упало в 2-3 раза, хотя его эффективность и повышается.

Бизнес все эти годы добивался роста конкурентоспособности и снижения затрат. Однако хотя ресурсоотдача росла, потребление ресурсов падало. Так доля топлива увеличилась в структуре затрат на производство продукции втрое, а минеральное удобрение подорожало в пять раз. Агропроизводители начали экономить на удобрениях, амортизации и оплате труда, наращивали производительность и сокращали персонал. Из сельхозорганизаций было уволено 7 млн. человек, которые в большинстве своем не нашли работу. Сегодня доля зарплаты в себестоимости товарной продукции продолжает падать, растет доля платежей в различные фонды. Кроме того, надежды на фермеров не оправдались, за исключением ряда южных районов; активно идет процесс концентрации и укрупнения хозяйств.

Преимуществами укрупнения сельхозорганизаций ведущий научный сотрудник отдела социально-экономической географии Института географии РАН Татьяна Нефедова считает:
-    обеспечение продовольственной безопасности населенных пунктов;
-    сохранение земель и скота;
-    модернизацию техники;
-    рост производительности труда;
-    укрепление связей между производством, переработкой и продажей;
-    стандартизация качества, что важно для конкуренции с импортом;
-    развитое племенное и семенное хозяйство.

Среди недостатков укрупнения:
-    перекредитованность агрохолдингов;
-    отсутствие конкуренции между звеньями;
-    сложность управления (сегодня агрохолдинги владеют от 10 до 120 тыс. гектарами земли);
-    незаинтересованность наемных работников;
-    борьба за землю и поглощение даже успешных предприятий;
-    монополизм, продовольственная и социальная зависимость от одного агрохолдинга целых районов, сращивание с властными структурами.

«В Татарстане в 2006 году пошли по пути создания колоссальных  индустриальных производств с очень высокими качеством продукции и производительностью. Были созданы три агрохолдинга, площадью около 400 тысяч га каждый. Через шесть лет мы видим, что возможности укрупнения были переоценены: рост замедлился, снизились продуктивность и рентабельность, начались невыплаты зарплат. Сегодня один из них, «ВАМИН-Татарстан», фактически обанкротился. Против компании возбуждено уголовное дело по факту неуплаты кредитов на сумму свыше 11 млрд. рублей», - приводит поучительный пример Татьяна Нефедова.

Все так же остро стоит вопрос доходности сельскохозяйственного товарного производства. «Без госдотаций сельхозпредприятия даже в развитых аграрных регионах были бы убыточны. В Татарстане рентабельность составила бы минус 23%, в Башкирии - минус 2%, только в Белгороде - 5%», - говорит главный научный сотрудник отдела аграрной политики и прогнозирования развития сельского хозяйства ВНИЭСХ Александр Серков. Среди трудностей, которые придется преодолевать отечественному сельскому хозяйству в ближайшие годы, эксперт назвал снижение господдержки, которая уже сегодня по существу не растет, и в среднем за 8 лет уменьшится на 4%, а также низкие зарплаты на селе, которые примерно в половину меньше городских.

Реформирование сельского хозяйства Белоруссии началось с 1995 года. К этому моменту сельхозпроизводство сократилось почти наполовину. В 1996-2000 годы создавались госпрограммы, направленные на возрождение и развитие села. Тогда решили не «растаскивать» колхозы, а пойти по пути сохранения и развития крупного производства - началось укрупнение сельскохозяйственных предприятий.

«Эффективно работающие госпредприятия преобразовывались в акционерные общества, слабые реформировались, иногда их даже отдавали частным предпринимателям. В итоге вместо трех тысяч хозяйств остались 1200. Для них по всей стране были построены так называемые агрогородки, где есть все необходимые для жизни объекты социальной инфраструктуры – школы, медицинские, спортивные учреждения и прочие», - рассказывает директор института аграрной экономики НАН Беларуси Александр Шпак. Параллельно с укрупнением предприятий и строительством агрогородков велась модернизация средств производства. Земельной реформы в Белоруссии как таковой не было. В частной собственности граждане могут иметь только землю для строительства жилого дома и один гектар земли для ведения подсобного хозяйства.

Как отмечает Александр Шпак, сельхозпредприятия, имеющие перерабатывающие мощности, прибыльней организаций, производящих только сырье. Дело в том, что закупочные цены на сельхозпродукцию устанавливает государство. Например, в 2011 году они были вдвое ниже, чем в России, а рентабельность производителей составила 16%. Розничные же цены сравнимы с российскими. Сейчас, благодаря созданию единого экономического пространства закупочные цены начали сближаться. «Предприятий с перерабатывающими мощностями в стране порядка 15%, они производят 40% всей продукции, имея 70% прибыли. Агрокомбинаты, занимающиеся производством, переработкой и фирменной торговлей молоком и мясом, не имеют проблем», - подытожил эксперт.  

Земельную реформу на Украине можно разделить на два периода: до и после 2000 года. На первом этапе происходила передача земель в собственность коллективных сельхозпредприятий. Этот период характеризовался падением производства и убыточностью сельского хозяйства. С 2000 года началась приватизация большинства госпредприятий и ликвидация коллективных сельхозпредприятий с передачей паев в собственность крестьянам. Сегодня лишь у 4% селян не оформлены акты о праве собственности на землю, хотя все участки определены. В 2004 году был принят закон о личном крестьянском хозяйстве, признающем его особым видом коммерческой деятельности, не облагаемой налогами.

«Если в 1990 году почти вся земля была в собственности сельхозпредприятий, то в 2011 году – только половина, и еще порядка 40% земли находится в собственности крестьян. Крестьянские хозяйства сегодня производят около половины всей сельхозпродукции», - говорит заместитель директора Института аграрной экономики Украины Николай Пугачев. По словам эксперта, за 20 лет значительно изменилась и структура посевных площадей: если в 1990 году все культуры выращивали примерно в равном количестве, то в 2010-2011 гг. 60% площадей отвели под зерновые, примерно 30% – под технические культуры, остальные 10% - под овощи и бахчевые.

Результатом реализации второго этапа аграрной реформы стало плавное увеличение производства сельхозпродукции. Увеличились средняя урожайность сельхозкультур, и хотя поголовье крупного рогатого скота уменьшалось вплоть до 2008 года, надои и производство мяса росли. Основная движущая сила роста  – агрохолдинги – крупные предприятия, площадью 10-20 тыс. га. В рекордном 2011 году их рентабельность составила порядка 27%.

Рынка земли на Украине нет. Мораторий на ее продажу продлен до 2016 года, что вполне устраивает и фермерские хозяйства, и крестьян, и агрохолдинги. Последние четко заявляют, что им земля в собственности не нужна. Сейчас они арендуют ее у крестьян на срок от четырех лет по очень низкой ставке в 30 долларов США за гектар, и не спешат отвлекать свои капиталы на долгосрочные вложения.

Основным видом господдержки отрасли является льготное налогообложение. За один гектар платится около 50 центов фиксированного налога в год. Кроме того, любой сельхозпроизводитель (компания, более 70% доходов которого обеспечивается за счет производства и/или переработки сельхозпродукции) может выбрать льготную систему налогообложения. Например, фермер может оплатить ЕСН в размере 34% от минимальной зарплаты в стране (выходит около 50 долларов США). Понятно, что при этом он рискует своей пенсией.

Николай Пугачев также отметил, что распределение других видов господдержки является нерациональным и неравномерным. Например, льготное кредитование доступно лишь крупным предприятиям. К тому же средние и мелкие предприятия находят процедуру получения господдержки слишком сложной, и отказываются от нее. Указал эксперт и на нестабильную политику государства, когда, к примеру, после заключения контрактов на экспорт зерна могут резко ввести мораторий на его вывоз из страны.

Традиционные проблемы развития сельской местности - отсутствие финансирования и рабочих рук - также актуальны. Что до последней, то зарплата на селе в 2011 году составляла примерно 68,4% от средней по стране, и три четверти крестьянских семей, по данным опроса, желают, чтобы их дети уехали в город. Там, где находятся крупнейшие агрохолдинги, зарплаты выше и доходят до тысячи долларов в месяц, но и требования к квалификации предъявляются высокие. Что касается финансирования, то крупные сельхозпредприятия часто сами инвестируют в социальную инфраструктуру села, считая, что это проще, чем постоянно беспокоиться за сохранность своего урожая или скота.