Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

19.11.201908:27

Экономика

Наследие Франклина Рузвельта

Наследие Франклина Рузвельта
21 Апреля 2013, 19:18
Текст:
Ксения Лактионова, обозреватель ЦВ
Версия для печати

Власти США выводили страну из депрессии 1930-годов методом проб и ошибок. На примере двух попыток выхода из кризиса 1930-х годов – программ Гувера и Рузвельта – видно, что вмешательство государства в экономику в зависимости может давать как положительный, так и отрицательный эффект.

Если вкратце, то причиной Великой Депрессии в США, вызвавшей впоследствии мировой экономический кризис по принципу «домино», стало накачивание экономики дешевыми кредитами. Экономисты «австрийской школы» отмечают прямую связь между денежным потоком и экономической деятельностью. Когда государство производит денежные и кредитные вливания, процентные ставки падают.

Как сказал Людвиг фон Мизес в своем выступлении перед Советом немецких промышленников в 1931 году, стимулирование государством экономики посредством снижения сложившегося на свободном рынке уровня процентной ставки за счет расширения банковского кредита является прямым путем к кризису.

Он объяснял это тем, что при процентной ставке, которая формируется под влиянием только рыночных механизмов, прибыльными будут только те предприятия, для которых в экономике нашлись необходимые факторы производства по рыночным ценам. При искусственном занижении кредитной ставки происходит бум нежизнеспособных инвестпроектов.

По мере стабилизации экономики издержки на ведение бизнеса растут, процентные ставки корректируются в сторону увеличения, а прибыли снижаются. Выявляется нерентабельность части предприятий. Таким образом, эффект «легких денег» сходит на нет, а правительство, опасаясь инфляции цен, замедляет рост предложения денег или вовсе сокращают его.

По такому сценарию в качестве реакции на послевоенный экономический спад на протяжении всех 1920-х годов в экономику США вливалось огромное количество денег, что привело к снижению процентных ставок, вывело показатели фондового рынка на небывалые высоты и вызвало мощный экономический подъем.

Экономист Мюррей Ротбард в книге «Великая Депрессия Америки» указывает на то, что с середины 1921 по середину 1929 года ФРС раздула денежное предложение более чем на 60%. К слову, по этому же принципу в 2008 году с экономическим спадом пытались бороться крупнейшие Центробанки мира, объявившие о значительном снижении базовых ставок по кредиту, чтобы наполнить рынок межбанковского кредитования наличными средствами и справиться с мировым финансовым кризисом.

По мнению Ротбарда, благодаря политике доступных кредитов, проводимой Федрезервом в 1920-е, возник «биржевой пузырь», лопнувший в 1929 году. За два месяца до того, как рухнула биржа, экономика США вошла в рецессию - объемы производства упали на 20%, цены в рознице снизились на 7,5%. 

депрессия.jpgКрах 1929 года тяжело ударил по инвесторам всего мира, включая многих известных людей. Среди них были Уинстон Черчилль, инвестировавший существенную часть своего капитала в американские ценные бумаги, и основатель General Motors Уильям Дюран, потерявший на фондовом рынке 40 миллионов долларов.

В это время ФРС резко повысила кредитные ставки, чтобы сократить объемы денежной массы и оздоровить экономику. Исследователи экономической политики того времени Милтон Фридман и Анна Шварц в книге «Монетарная История США1867-1960» пишут о том, что эти действия ФРС привели к сокращению денежной массы на треть, усугублению кризиса и серии новых биржевых крахов.

Принято считать, что кризис затянулся практически на десятилетие из-за того, что президент Гувер, на долю которого выпала обязанность привести страну в чувство после «черного вторника» (он оставался на своем посту до марта 1933 года), являлся сторонником невмешательства государства  в экономику. Это не так.

«Новый курс» демократа Рузвельта представлял собой расширенную по составу антирыночных мер политику республиканца Гувера. Политика обоих президентов фактически отражала настроения большинства американцев, считавших идеи свободного рынка скомпрометированными и возлагающих большие надежды на госпланирование.

Что же предложил Гувер для выхода из кризиса? Вся его экономическая политика была нацелена на сохранение докризисных параметров национальной экономики путем замены механизмов рынка политическими механизмами контроля работы частных компаний и банков.

Он как мог пытался уменьшить количество банкротств: промышленные, строительные, железнодорожные и прочие компании получили освобождения от судебного преследования кредиторов, в банки (многие из которых впоследствии разорились), были закачаны огромные суммы бюджетных денег.

Помимо субсидирования неэффективного бизнеса, федеральные деньги тратились на масштабное строительство – ГЭС на реке Колорадо, мост через залив в Сан-Франциско, небоскребы Крайслер и Эмпайр-Стейт в Нью-Йорке. Узкий круг субсидируемых из федерального бюджета строительных подрядчиков тогда действительно избежал разорения, но спрос на основной «продукт» отрасли, жилые дома, не рос, и число строительных подрядов падало. Созданная Гувером Сельскохозяйственная закупочная ассоциация в первые два года кризиса получила 600 млн. долларов федеральных денег на поддержку цен на сельхозпродукцию.

депрессия1.jpg  В 1930 году был принят закон Смута-Хоули, самый протекционистский закон в истории США, который повысил таможенные ставки практически на все виды товаров. Эта мера должна была простимулировать спрос на отечественную продукцию, оживить производство и помочь решить проблему безработицы. 

Однако в ответ европейские страны установили свои торговые барьеры для американских товаров. Закон Смута-Хоули фактически уничтожил ряд отраслей американской экономики. Например, в отсутствии импортных тканей закрылись сотни швейных предприятий, а фермеры США лишились трети рынка сбыта. Падение цен на сельхозпродукцию внутри страны привело к массовому банкротству фермеров. В условиях сельскохозяйственного коллапса разорились несколько тысяч региональных банков. Как пишет Пол Джонсон в книге «История американского народа», в 1930-1931 годах доля федерального правительства в ВВП США выросла с 16,4% до 21,5%. В дополнение к повышению импортных пошлин и огромным субсидиям неэффективному бизнесу в 1932 году вышел закон о прибыли. Для налогоплательщиков с самым высоким уровнем доходов налог вырос с 25% до 63%. Также были повышены налоги на недвижимость, введены новые налоги на бензин и автомобили. 

«В бесплодных попытках поддержать цены путем прямых субсидий тем, кто, производя продукцию, не выдерживает конкуренции, растрачиваются миллиарды. Вместо того чтобы быть благотворным для потребителя, увеличение богатства (выделение масштабных госсубсидий - ЦВ) ложится на него тяжким бременем, поскольку в форме высоких налогов и тарифов он должен оплачивать программы масштабного государственного вмешательства», - говорил в 1931 году экономист фон Мизес.

Гувера критиковали за то, что он ведет страну на путь социализма. Как отмечает экономист Ричард Эбелинг, политика «высоких зарплат», проводившаяся администрацией Гувера и профсоюзами, привела к удорожанию рабочей силы и новому витку безработицы. Действительно, безработица за период с 1929 до 1932 года выросла c 0,5 до 12,5 млн. человек.

На выборах 1932 года Франклин Рузвельт без труда разгромил Гувера, пообещав сократить госрасходы, сбалансировать федеральный бюджет, сохранить обеспеченность денег золотом и понизить роль государства в экономике. Он выступил за прекращение неэффективных бюрократических программ, общественных работ и расточительной поддержки сельского хозяйства.

Но политика президента Рузвельта существенно отличалась от программы кандидата Рузвельта, и фактически стала продолжением курса его предшественника. Отличие лишь в векторе приложения усилий, который и сыграл решающую роль в преодолении кризиса.

Одной их первый инициатив Рузвельта стала программа оздоровления банковского сектора - госрегулирование банков было значительно ужесточено. Конгресс создал новые структуры, которые занимались выдачей кредитов фермерам, организацией общественных работ для трудоустройства безработных, страхованием банковских вкладов. США отказались от привязки курса доллара к стоимости золота. В результате темпы падения экономики страны заметно уменьшились.

В течение следующих двух лет появились новые госструктуры, следящие за чистотой биржевой игры, распределяющие госзаказы, занимающиеся электрификацией сельских районов и разрешающие трудовые конфликты. В США появилась система социального обеспечения и был ужесточен контроль над деятельностью банков. Был принят ряд законов, регулирующих торговлю ценными бумагами и внешнюю торговлю. ВВП США начал активно расти, а безработица – понемногу снижаться.

рузвельт.jpg
В 1936 году Рузвельт повысил максимальную ставку налога до 79%. ВВП США вырос на рекордные 14,1%, уровень безработицы сократился до 16,9% (в конце президентства Гувера он составлял около 25%). В этот период и другие страны понемногу начали выходить из кризиса.

Первой его преодолела Швеция, которая пошла по пути США. Второй – Германия, где успех обеспечили масштабные госрасходы правительства Адольфа Гитлера, нашедшего резерв роста в строительстве сети автобанов и перевооружении армии.

Крупномасштабные затраты на ВПК позволили выбраться из кризиса и Великобритании. В 1939 году масштабная программа перевооружения вооруженных сил стартовала и в США. Военные заказы «вытащили» промышленность. Великая Депрессия закончилась перед самым началом войны.

Определенные уроки из этого кризиса страны Европы и США извлекли – там начали формироваться методы регулирования рыночной̆ экономики, позволяющие предотвратить перегревы экономики путем влияния на ставки кредита, стимулирования производителей̆ путем размещения госзаказов, поддержки внутреннего спроса за счет активной̆ социальной̆ политики.

Как отмечается в докладе ИМЭМО РАН «Тренды мирового социально-политического развития в условиях кризиса», в странах с развитым госсектором – Франции и Великобритании до реформ Тэтчер - использовались прямая господдержка, индикативное планирование, дающее ориентиры, важные и для частного бизнеса.

Все это позволило западным странам в послевоенное время почти полвека минимизировать последствия экономических спадов. Однако эти механизмы госрегулирования экономики эффективно действовали лишь на национально-государственном уровне, глобализация понизила их эффективность.

На это указывает практика преодоления государствами кризиса 2008 года, первого серьезного кризиса в условиях глобализации. Выбранные методы борьбы с кризисом предполагали только отсрочку или растягивание по времени его возможных негативных социально-политических последствий.

На начальном этапе правительствам удалось за счет массированных вливаний средств по рецепту Гувера предотвратить крушение кредитно-банковской системы и банкротство ведущих корпораций. Колоссальные расходы на антикризисные меры вызвали рост дефицита государственных бюджетов, увеличение государственного долга. Началось сокращение госрасходов, в том числе и социальных, что вызвало массовые протесты.

Деиндустриализация, произошедшая в последние полвека во всех развитых странах, сократила возможности стимулирования производства как локомотива экономического роста по рецепту Рузвельта. В итоге «притушенный» финансовыми вливаниями в экономику кризис не смог выполнить свою естественную функцию – запустить процесс модернизации неэффективных производств и финансовых структур. Это создает риск длительной̆ стагнации мировой экономики, начало которой мы сейчас наблюдаем, и перспективу сползания во «вторую волну» кризиса.

Очевидно, что правительствам предстоит искать новые пути преодоления кризиса путем сотрудничества на надгосударственном уровне, учитывая возможные негативные и позитивные сценарии госрегулирования экономики в кризисный период. Пока же дело не пошло дальше договоренности членов G-20 воздерживаться от возрождения практики протекционизма и «торговых войн» времен Гувера, но договоренность существует лишь на словах.