Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

26.06.201701:39

Конкуренция

В разбирательствах ФАС появился новый фигурант

В разбирательствах ФАС появился новый фигурант
27 Июля 2015, 16:07
Текст:
Евгений Крижиков
Версия для печати

3 июля 2015 г. состоялось заседание комиссии ФАС РФ, рассматривающей дело против Минрегиона РФ, Минстроя РФ, НО «НАСИ» и ФАУ «ФЦЦС» по признакам нарушения статьи 16 федерального закона о защите конкуренции. В этом деле появился новый фигурант: в ходе заседания с обвинительной речью в адрес министерств и участвующих в разбирательстве организаций выступил президент Союза инженеров-сметчиков Павел Горячкин. Впрочем, ни один тезис автора доклада не был подкреплен конкретными фактами, зато изобиловал сильными риторическими оборотами. «Очевидно» и «безусловно» государственные органы и якобы вступившие с ними в сговор коммерческие структуры вводили участников рынка «в заблуждение», «принуждали», «прикрывались псевдогосударственными аббревиатурами», навязывали «неадекватные» и «экономически необоснованные» условия и т.д. Подробнее с речью Павла Горячкина можно ознакомиться здесь.

Изобличающий тон выступления не удивителен: Павел Горячкин не раз появлялся как в крупных СМИ, так и в специализированных строительных изданиях в качестве эксперта по разоблачению изъянов отечественной системы ценообразования. Заняв привилегированную позицию «говорящей головы», к которой журналисты обращаются за острыми комментариями, президент Союза инженеров-сметчиков неоднократно обрушивался с критикой на политику профильных государственных ведомств.

На заседании комиссии ФАС Павел Горячкин заявил, что представляет профессиональное сообщество инженеров-сметчиков. При этом большая часть его выступления была посвящена яростной защите прав не столько специалистов сметного дела, сколько производителей сметных программ. Учитывая то обстоятельство, что большинство разработчиков сметных ПК оказалось на одной скамье с обвиняемыми, выступавшему, наверное, следовало бы использовать это слово в единственном числе — право одного производителя (инициированное ФАС разбирательство основывается на жалобе Международной группы компаний «Гранд», доля которой на рынке сметных программ составляет 75%).

Президента Союза инженеров-сметчиков и МГК «Гранд» связывает давняя история. И Павел Горячкин, и руководитель МГК «Гранд» Владимир Шуппо, каждый в свое время, были вхожи в кабинеты Госстроя, — и тот, и другой продвигал проект создания новой федеральной сметно-нормативной базы с целью последующего извлечения прибыли. Вот как характеризует работу Павла Горячкина в Госстрое один из производителей сметных программ: «как-то неожиданно появился молодой и гиперактивный руководитель питерского РЦЦС Павел Владимирович Горячкин. Какие у него были договоренности со Степановым не скажу, лично не присутствовал, но именно ему было поручено выпустить новую базу для России. При чем, сделать это он обязался за собственные средства, но с сохранением права получать за базу деньги… Получив «карт-бланш» от Степанова он развил бурную деятельность, в том числе и пропагандистскую».

После согласований с Виктором Степановым, занимавшим на тот момент должность начальника Управления ценообразования и сметного нормирования в строительстве и ЖКХ Госстроя России, в 2000-ом году был организован Координационный центр по ценообразованию и сметному нормированию в строительстве, который возглавил Павел Горячкин. «Остро встал вопрос о необходимости наличия специальной организации (Центра), которая бы осуществляла методическое сопровождение нормотворческой работы, аккумулировала передовые сметные наработки, давала бы им квалифицированную оценку. Основополагающим этапом перехода на новую сметно-нормативную базу является ее внедрение в практику сметного дела… Учитывая изложенное, и в целях оказания помощи предприятиям и организациям, специалистам сметного дела при разработке и использовании новой сметно-нормативной базы, образован Координационный центр по ценообразованию и сметному нормированию в строительстве», — так обосновывалось создание Координационного центра.

Осененный покровительством со стороны руководства Госстроя новоиспеченный генеральный директор Координационного центра питал большие амбиции в отношении полномочий новой организации. Например, под начальством Горячкина Координационный центр занялся рассылкой писем по организациям субъектов РФ, стиль изложения которых, мягко говоря, требовал неукоснительного исполнения: «в целях ориентировки участников инвестиционно-строительного комплекса Российской Федерации Центр устанавливает…» (письмо № КЦ/2004-06ти за подписью П.В. Горячкина «Об индексах изменения сметной стоимости строительства по Федеральным округам и регионам Российской Федерации на июнь 2004 года»).

Надо отметить, что Координационный центр является не государственным учреждением, но самостоятельным юридическим лицом. По всей видимости, обвиняя на заседании Федеральной антимонопольной службы ФАУ «ФЦЦС» и Федеральное агентство по строительству в рассылке информационных писем, которые якобы оказывали влияние на участников рынка, Павел Горячкин неявно выдал за очевидную всем действительность свой собственный опыт ведения дел.

Рассылка писем, претендовавших на статус обязательных к исполнению, — не единственная из претензий, которые накопились у представителей сметного сообщества в период работы Павла Горячкина под эгидой Госстроя. Руководитель ОАО «Мосстройцены» Лариса Подгорная в одном из своих интервью высказывала следующие подозрения: «Но такие источники средств — мелочь по сравнению с изданием «обязательной», а по закону и сути носящей рекомендательный характер для регионов, нормативной документации. Почему она печатается через частный центр ценообразования в Петербурге, хотя у Госстроя есть своя издательская структура? Потому что его возглавляет Павел Горячкин. Как экономист уверена в том, что сложились типичные теневые финансовые отношения».

Однако после отстранения Виктора Степанова от должности «питерский проект» новой федеральной базы потерпел фиаско. «В связи с тем, что г-н Степанов и «курируемый» им питерский РЦЦС больше внимания уделяли коммерчески-пропагандисткой работе в отношении новой базы, чем самой работе по разработке нормативов, руководству Госстроя это, плюс постоянные дрязги, надоело, и В.А. Степанов от работы был освобожден», — из воспоминаний разработчика сметных ПК.

В период охлаждений отношений с руководством Госстроя Павел Горячкин создает новую организацию — Союз инженеров-сметчиков (2004 г.) — и превращается в ярого критика государственной политики в области ценообразования. Схожая метаморфоза произошла и с Владимиром Шуппо, президентом МГК «Гранд», который до 2004 г. совмещал эту должность с руководством ГУ МЦЦС Госстроя России. Именно в тот период, когда Владимир Шуппо возглавлял ГУ МЦЦС, сметная программа «ГРАНД-Смета» получила самое широкое распространение на рынке сметных программ (не без помощи все тех же рекомендательно-обязательных писем).

«Естественно, Шуппо стал монополистом, создал на территории нашей страны структуру, внутри которой региональные центры ценообразования, поскольку они автоматически подчинялись Госстрою, стали дилерами «ГРАНД-Смета». Не давая никому постороннему новую сметно-нормативную базу, они (МГК «Гранд») внедрили свою программу на монопольной основе. Без тендера, без всяких вещей. Таким образом получилось: вся страна работает на ТЕРах, на программе Гранда», — комментирует период руководства Владимира Шуппо ГУ МЦЦС один из производителей сметных программ, участвующий в разбирательствах ФАС.

После скандального увольнения из Госстроя Владимир Шуппо переводит МЦЦС в коммерческий статус (организация становится частным предприятием — ООО «МЦЦС»). Был даже инцидент, напоминавший классические образцы рейдерских захватов: 19 июля 2004 Владимир Шуппо выставил нанятый им ЧОП и никого не допускал в помещение, которое занимало МЦЦС Госстроя, аргументировав это тем, что оно было арендовано Грандом.

Покинув коридоры власти, Павел Горячкин, используя Союз инженеров-сметчиков, и МГК «Гранд» не раз объединялись под лозунгом борьбы с неправильно работающими с их точки зрения органами государственной власти. Например, в 2010 г. они совместно организовали VII Всероссийскую научно-практическую конференцию инженеров-сметчиков, на которой политика в области ценообразования в строительстве, проводимая Министерством регионального развития и подведомственным ему учреждениями, была подвергнуты остракизму.

Является ли нынешнее разбирательство в ФАС очередной попыткой взять реванш со стороны тех фигур, которые были отлучены от власти? В принципе многое указывает на это: «Я не исключаю, что здесь старые какие-то обиды. Я помню, как Шуппо кричал в Казани (имеется в виду семинар для сметчиков, организованный в Казани МГК «Гранд»): «я их породил, я их и убью». То есть у него был четкий настрой на борьбу, на конфронтацию», — предполагает один из производителей сметных программ.

Однако, в обвинениях МГК «Гранд» и Павла Горячкина прослеживается и вполне коммерческий интерес. За последние время Гранд проиграл сразу несколько судебных дел и был уличен в распространении контрафактных баз данных. В ответ разработчики «ГРАНД-Сметы» обвинили Минстрой, Минрегион и ФАУ «ФЦЦС» в том, что федеральный реестр сметных нормативов, куда заносятся все сметные нормы, непрозрачен. Эту же позицию поддержал и Павел Горячкин: «Приказы о введении сметных нормативов и об их включении в Федеральный реестр сметных нормативов появляются со значительной задержкой. При этом сами приказы приводятся зачастую без приложений, что ограничивает возможности ознакомления с ними и их применения. На официальном сайте Минстроя России (ранее…) данные документы представляются в формате PDF иногда очень низкого (нечитаемого) качества с дополнительными маркерами. Более того, выявляются случаи несовпадения текстов нормативов в печатном и электронном видах и форматах баз данных» (из выступления Горячкина на заседании комиссии ФАС).

Ни один представитель профессионального сообщества инженеров-сметчиков не оспорит положение, что сметные нормативы и документы, содержащиеся в федеральном реестре, должны быть общедоступными. Но для Гранда это требование общедоступности нужно исключительно для того, чтобы оправдаться в суде: на судебных заседаниях юристы этой организации доказывают, что данные сметно-нормативных баз вручную заносятся из открытых источников в программу. Возникает вопрос: если федеральный реестр столь «непрозрачен», то почему обновленные сметно-нормативные базы появлялись в «ГРАНД-Смете» в то же самое время, что и в федеральном реестре?

Со своей стороны, Павел Горячкин мотивирует требование максимальной открытости и общедоступности федерального реестра следующим образом: «небольшим организациям-разработчикам сметных программ было бы экономически целесообразно прибегнуть к услугам сторонних организации по формированию баз данных, а не держать в штате постоянных специалистов» (из речи Павла Горячкина в ФАС). «Сторонние организации» — это конечно же Союз инженеров-сметчиков или Координационный центр по ценообразованию и сметному нормированию в строительстве.

Банальная истина заключается в том, что даже при абсолютной открытости и прозрачности федерального реестра сметных нормативов, никто не будет заниматься перенесением данных сметно-нормативных баз «ручным способом», как бы за это ни агитировал Павел Горячкин. Гораздо выгоднее подключиться к централизованной системе распространения лицензионных баз данных, которые поставляются непосредственно их составителями. Руководство Гранда это прекрасно знает: просто они не хотят платить разработчикам баз данных (напомним, что до последнего времени за счет бюджетных средств разрабатывалось лишь незначительное количество территориальных СНБ).

В случае же Павла Горячкина оказывается, что он сам является преданным сторонником защиты авторских прав на сметные нормативы. «Наши нормативы норм и расценок на новые технологии Минрегион иногда берет и включает в свои дополнения. Но делает это без спроса, в нарушение наших авторских прав», — сетует президент Союза инженеров-сметчиков в одном из своих интервью. Остается неясным, как же для себя Павел Горячкин собирается совместить абсолютную доступность СНБ с сохранением авторских прав. Возможно, это и не важно: главное, чтобы прошлые обидчики получили по заслугам.