Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

16.08.201722:35

Расширение Москвы: управление результатами

Расширение Москвы: управление результатами
19 Января 2012, 09:41
Текст:
Владимир Климанов, д.э.н., заведующий кафедрой государственного регулирования экономики РАНХиГС при Президенте РФ
Версия для печати

Столичная мэрия объявила конкурс на разработку проекта развития новой Москвы. До 20 февраля будет сформирована экспертная группа по рассмотрению заявок — в нее войдут представители Союза архитекторов России, Академии архитектуры, ГУП НИиПИ генплана Москвы, Минрегиона, а также приглашенные международные эксперты. К осени 2012 года участники конкурса должны будут представить подробные проекты развития территорий, на основе которых будет выработана единая концепция развития Московской агломерации, а затем — новые генпланы Москвы и Московской области.

Вопрос в том, какая идеология восторжествует в итоговом документе, определяющем план действий всех заинтересованных участников. Один из вариантов - взять за основу требования к качеству жизни, выработанные и реализованные в ведущих мировых городах. Чиновникам ничего не мешает данные параметры установить как индикаторы при выполнении различного рода столичных программ развития. После чего городские структуры  подстроят под это свои действия, а контрольные органы будут отслеживать динамику этих ключевых показателей.

Подобный подход называется проектным. В 2004 году Правительство РФ уже пыталось подступиться к нему, поставив задачу перейти от управления затратами к управлению результатами. В документах официально появился термин «бюджетирование, ориентированное на результат». Однако помимо выполнения основных требований, проектное задание подразумевает решение многих второстепенных задач. А на этом пути мы встречаем множество объективных и субъективных ограничений.

К объективным ограничениям можно отнести структуру российской экономики, которая не стимулирует развития инициативности. Отметим и перекосы в распределении доходов. Можно сколько угодно создавать рабочие места, но если в данной отрасли или местности сложились низкие зарплаты, то в любом случае начнется активная миграция в более высокооплачиваемые отрасли или регионы. Играют свою роль и географические особенности страны. Ряд регионов в силу климатических условий и удаленности обременен повышенной долей затрат на содержание ЖКХ и дорог. К субъективным факторам можно отнести исторически сложившуюся централизацию в принятии решений, неразвитые институты и гражданское общество.

Тем не менее, расширение столицы, создание с нуля новой Москвы сегодня может стать реальным полигоном для отработки и реализации  метода управления результатами. Вряд ли где-то еще мы найдем сейчас иную площадку для строительства современного квартала или района, который бы отвечал требованиям «смарт-сити» и «эко-сити», то есть, мини-города с умными системами управления и энергоэффективными технологиями.

Можно провести транспортно-логистический эксперимент, держа в уме, что новые территории замыкаются на два крупнейших аэропорта, Внуково и Домодедово. Москве вполне по силам стать международным хабом. Попробовать развязать радиально-кольцевую структуру города Москвы, которая формировалась столетиями.  Можно отработать решения по созданию международного финансового и делового центра. Можно создать экологический каркас территорий в пределах одного города.

Другое дело, насколько этот новый полигон отвечает всем этим задачам. Пока проект агломерации кажется немного искусственным, отдаленным от исторического центра формирования поселения. Нужно же понимать, что управляющий такой территорией чиновник даже не сможет ее объехать в течение одного рабочего дня, если у него происходят два мероприятия в удаленных друг от друга точках. А потенциально он должен иметь такую возможность.

Крайне важным для новой столицы станет проект формирования полноценного местного самоуправления. Слияние «старой» и «новой» Москвы без учета этой задачи способно привести к тому, что в одном и том же субъекте Федерации будут сосуществовать муниципалитеты с различными полномочиями и управляемостью. У них окажется разные налоговая база, имущественный комплекс, хозяйственные потребности – но в то же время они будут находиться в рамках единого города, чьи местные законы определяют систему местного самоуправления.

Градостроительные требования следует прописать в документах высокого уровня, например, в стратегиях социально-экономического развития. Постановка результата «сделать город доступным для инвалидов» подразумевает прописывание в градостроительном плане потребностей в специализированных дорожках, съездах, обустройстве объектов жилого и общественного назначения. Программы долгосрочного стратегического характера в таком случае становятся первичными документами.

Подобные стратегии должны найти отражение на законодательном уровне и сопровождаться иными нормативными актами. Требуется политическая воля, чтобы заставить все задействованные структуры принять участие в принятии такого документа. Договориться, исходя из политической целесообразности. Московская мэрия и федеральные органы государственной власти: Минэкономразвития, Минфин, Минрегион и другие должны объединиться, чтобы создать совместный проект.

Также необходимым условием разработки адекватной стратегии является взаимодействие органов государственной власти, муниципалитетов, субъектов естественных монополий, бизнеса и общественности. За один день выстроить это сотрудничество будет, конечно, достаточно сложно. Пока на практике получается, что в диалоге доминирует та сторона, у которой больше ресурсов.

Так, весной 2011 года на Пермском экономическом форуме можно было наблюдать попытку создания формулы нового общественного договора. Модератором пригласили известного профессора Александра Аузана. Группы от бизнеса и региональных властей большую часть предложений и требований адресовывали лишь группе от федерального центра. Совсем не услышали группу гражданского общества, причем, она даже не смогла сформулировать свои позиции. Скорее всего, подобная ситуация повторится и в реальной обстановке, а не при ее моделировании.

С трудом верится, что сейчас в Москве получится с первого раза организовать работающую площадку для диалога. Есть сильное расслоение интересов разных групп. Но выступать с позиции силы, закулисного принятия решений, которые доводятся для одобрения сильнейшей группы – не тот случай, который возможен для принятий адекватных решений. К сожалению, механизмы общественного участия в стратегическом планировании до сих пор у нас не отработаны. Однако выстроить их можно, для чего нужны пошаговые усилия по развитию разного рода институтов, в том числе, гражданского общества.