Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

18.07.201910:28

Работа у дома или дом у работы

Работа у дома или дом у работы
1 Марта 2012, 10:18
Текст:
Павел Межов, аналитик НАСИ
Версия для печати

Сегодня и власти, и предприниматели, и сам трудовой люд - все они попали в капкан мегаполиса. С одной стороны, логика большого города требует концентрации всех производственных и непроизводственных ресурсов, с другой,  вывода жилых районов на окраины, в идеале в малоэтажные пригороды. И тут все упирается в пропускную способность транспорта.

«Хороший» пример – московский Сити. Если бы его удалось реализовать по первоначальному проекту, дороги на подступах к нему в утренние и вечерние часы пик обязаны были бы обрабатывать порядка 20 тыс. автомобилей сверх привычного сегодня трафика. Даже неспециалисту ясно, что это нереально. Тем не менее, все разрешения были даны, и стройка началась.

Большинству мегаполисов в этом отношении более-менее повезло. Они изначально создавались как города портовые. Деловой район в них расположен, как правило, почти вплотную к побережью. Даже если подступы с суши развивать нельзя, всегда можно зайти с моря, отвоевав для этого еще немного берега. Плюс они застраивались квадратно-гнездовым способом – четкими кварталами, поделенными улицами, идущими от моря, и улицами, параллельными береговой линии. И развиваться могли вширь, расползаясь вдоль берега.

Но не таково, к сожалению, большинство крупных российских городов. Если проследить, как развивались многие из индустриализуемых территорий, можно увидеть четкие и прозрачные аналогии. Заводы строят там, где либо есть рабочая сила в необходимом количестве и с необходимой квалификацией, либо ее легко и быстро можно получить (привезти, пригласить, обучить). И заметьте, никто и никогда не ориентировался при строительстве предприятий на то, что сотрудники на работу будут приезжать. Всегда и везде предполагалась пешая доступность от рабочего поселка/кварталов до проходной.

Строился завод, рядом с ним вырастал рабочий поселок. Завод обрастал производствами, смежниками, поставщиками – поселок превращался в город. И потихоньку начиналось расслоение: в центре города - чиновники и офисы, «синие» и «белые воротнички». А на окраинах – спальные районы, и сразу за ними заводы, склады. Такое положение вещей, в принципе, близко к оптимальному, транспортные потоки разнонаправлены и не текут в одном русле.

Хуже, если развитие города продолжалось. Спальные районы в этом случае начинают обходить промышленные зоны, переползают на внешние границы города. И транспортные потоки приобретают центростремительный характер утром и центробежный вечером. При этом, если городу особенно не свезло и он имеет концентрическую структуру, фактически, у него остается только один шанс – освободить центр, то есть увеличить периметр и площадь «концентратора напряжений». А дальше, как вы догадались, выводить точки массового приложения рабочей силы за периметр новых спальных районов. Чтобы потоки снова разделились.

Именно так росла Москва. Первые фабрики появились в Замоскворечье. Потом промышленный пояс перешагнул Садовое кольцо, но жилые районы достаточно быстро оплели его. Потом пришло время больших промзон за границей «сталинской» жилой застройки. Спальные районы подошли вплотную к МКАД, а потом и перешли через нее. На этом этапе развитие города нарушилось. Коллапс промышленности и бездумная, хищническая застройка смешали карты и усилили необходимость принятия срочных мер.

Так что в первом приближении, идея расширения столицы вроде бы здравая и теоретически обоснованная. Конечно, есть варианты в зависимости от принимаемых решений и, соответственно, общего направления развития города, мегаполиса, агломерации. Мы их обязательно постараемся рассмотреть. Пока получается, что «юго-западный нарост» - это анклавный вынос центров притяжения за внешний периметр спальных районов. Сработает ли он, зависит от генеральной идеи, заложенной в основу самого предложения «новой Москвы». Увы, она все еще не озвучена. Остается дождаться результатов конкурса проектировщиков, чтобы понять, куда идет Первопрестольная и что ее ждет на этом пути.