Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

19.08.201718:04

Москве стоит сосредоточиться на инновациях

Москве стоит сосредоточиться на инновациях
30 Сентября 2011, 00:00
Фото:
B_Rubl.jpg
Версия для печати

- В чем сейчас выражается смешение сельского и городского укладов жизни в крупных российских городах? Стоит ли предусматривать и сохранять эту особенность при планировании их дальнейшего развития?

- Во всех высокоразвитых странах границы между городом и деревней стираются благодаря развитию высоких технологий и транспортной системы. Сельскохозяйственные регионы поставляют на международный рынок свою продукцию и включены в систему городской экономики. В России же разрыв между деревенской аграрной и городской индустриальной экономикой очень велик. Вопрос интеграции города и села напрямую связан с развитием технологий, систем транспортного сообщения и образования. Во многом это и демографическая проблема: большая часть населения российской деревни – старики, пенсионеры. Для запуска процесса интеграции в первую очередь необходимо создавать рабочие места на селе для того, чтобы получившая высшее образование в городе молодежь возвращалась в деревню.

Кроме того, во всей стране должна быть развита инфраструктура, обеспечен доступ к современным средствам коммуникации, к Интернету. Именно благодаря этому в США дистанция между городом и деревней гораздо меньше.  

- Существующее экономическое единство крупных городов и пригородов, где живет большая часть трудоспособного населения мегаполисов, а также расширение городов требуют выработки согласованной политики развития агломераций. Какие основные моменты, на ваш взгляд, она должна учитывать и на какую концепцию опираться?

- Полагаю, пригороды будут иметь разные функции в агломерации. Некоторые из них будут «спальными», другие станут сервисными центрами второго эшелона. Важно, чтобы пригороды имели контакт с ядром агломерации, но он не обязательно должен быть ежедневным. Приведу в пример агломерацию с центром в Вашингтоне, включающую несколько исторических малых и средних городов в радиусе пятидесяти километров от него. Наиболее крупные города - политический и один из научных центров США Вашингтон (600 тыс. жителей) и промышленный Балтимор с полуторамиллионным населением. В общей сложности население агломерации составляет около 3 млн. человек. Экономика всех входящих в агломерацию городов тесно связана с Вашингтоном, и все они имеют свою специализацию. Их жители часто работают удаленно, по Интернету, лишь иногда приезжая в столицу.  

- Одна из существующих концепций территориального развития России – создание порядка двадцати агломераций, связанных между собой хорошими трассами. При этом остальная территория страны совершенно не развита. Как вы оцениваете эту идею? Находится ли она в русле существующих трендов?

- Эта концепция имеет некоторую перспективу и рациональное зерно. На севере Италии и юге США созданы сильные сетевые системы, где функции децентрализованы. Заводы, например, могут располагаться и в сельской местности. Сетевая структура и у агломерации с центром в Сан-Франциско. Это самый крупный город сети с населением 700 тыс. человек. Рядом расположен Окленд, где проживает полмиллиона человек, разница минимальна. Благодаря сетевым системам создаются новые и очень мощные экономико-географические структуры, но их появление возможно только при развитой транспортной и иной инфраструктуре. Создание двух десятков агломераций в России - хорошая идея, но нужно серьезно продумать ее реализацию.

- Вы как исследователь российских городов знаете, что Россия исторически развивается по радиальному принципу: радиусы отходят от Москвы и от каждого из городов-миллионников. Сетевой структуры страна не знает, с чего начать ее выстраивать?

- Как я и сказал, с создания инфраструктуры, развития коммуникаций, распространения Интернета. Естественно, что радиальная структура страны тесно связана с ее политическими реалиями. Те же Италия, США или Германия имеют более децентрализованную, «горизонтальную» политическую структуру, поэтому им присущ полицентризм, выраженный в приблизительно одинаковом уровне развития разных федеральных земель, областей и штатов. В Германии или США, например, есть пара десятков городов, примерно равных по численности населения. В Нью-Йорке проживают около 9 млн., а в Лос-Анджелесе и Чикаго – порядка 5 млн. человек. Что касается России, то Москва здесь явно доминирует, почти втрое превосходя по численности населения Санкт-Петербург, второй город в стране. Есть еще пять-шесть крупных городов с населением 1-1,5 млн. человек, в разы отстающих от Петербурга.

- Проблемы развития современных городов можно условно объединить в две группы: технические и социальные. По вашему мнению, проблемы какой группы будут являться наиболее острыми для городов в дальнейшем?

- Социальные, и в первую очередь -  уровень образования. После 2008 г. мы в США потеряли сотни тысяч рабочих мест. Сейчас начинается рост числа рабочих мест, но уже в новой экономике. Оставшиеся без работы граждане часто не имеют достаточного образования, чтобы быть занятыми в новых отраслях, и вынуждены идти на низкоквалифицированную и низкооплачиваемую работу. Это ведет к серьезному изменению социальной структуры. В XXI в. экономика будет сильно трансформироваться, и необходимо создавать людям возможности работать в разных отраслях. Так что вклад в образование наиболее важен.

- Очевидно, что при смене экономического профиля городов требуется переосмысление функционального назначения огромных территорий, занятых производственными площадками.

- Это актуальный вопрос и для американских городов, где процесс деиндустриализации идет уже несколько десятков лет. Города на севере страны теряют население, а на юге – прирастают им. Во многом благодаря тому, что в южных штатах проводится политика против профсоюзов. Японские и немецкие автоконцерны строят свои заводы именно на юге страны, и сейчас большинство автомобилей выпускается в Теннеси, а не в Мичигане.

Есть тенденция и к выносу предприятий автомобильной промышленности за рубеж, поэтому внутри страны исчезает экономическая база для развития промышленных районов. Некоторые города на севере, например, вокруг Великих озер, просто вымирают. Баффало и Кливленд потеряли треть своей экономики. Из-за кризиса General Motors Детройт лишился почти четверти населения.

Кстати, российские чисто промышленные города, такие, как Тольятти или Екатеринбург, могут повторить судьбу Детройта. Поэтому желательно отходить от концепции моногородов и развивать несколько связанных друг с другом специализаций. Лучше всего, если у города их три или четыре. В таком случае, если умирает какая-то отрасль, город может изыскать другие возможности для развития.

Интересный пример деиндустриализации - Нью-Йорк, который в 1950-х был великим промышленным городом. С середины XX в. фабрики и заводы начали переноситься и закрываться, были потеряны тысячи рабочих мест. Город начал развиваться как финансовый центр, там снова появились рабочие места, только другого профиля. В 70-х гг. в Нью-Йорке активно шло обновление состава населения за счет притока «белых воротничков», появилась потребность и в новых офисных площадях, поэтому на территориях бывших заводов начали строить офисные здания и жилье.

Вообще же Нью-Йорк, Бостон, Чикаго, Вашингтон полностью перестроили свои экономики, что в принципе – редкость. В последние десятилетия они начали входить в стадию роста и развития за счет высококвалифицированных технических специалистов, иммигрировавших в США. Привлечение иммигрантов, к примеру, является основой развития Пенсильвании уже 10-15 лет.

- Вы затронули вопрос о высокой роли трудовой миграции в развитии современных городов. Иммигранты, приезжая в основном в мегаполисы, изменяют социокультурный профиль городов. Не ведет ли это к увеличению дистанции между городами и сельскими поселениями?

- Двадцать лет назад иммигранты действительно приезжали в основном в большие города, сейчас – также и в средние по размерам города, и в пригороды мегаполисов.  Проблема изменения социальной среды городов для США очень актуальна. Уже сейчас по демографическим причинам в стране существует глубокий политический разрыв. Мы понимаем, что через полвека белые американцы не будут доминировать в структуре населения США. Так что стоит задача сохранить политическую систему и стабильность в меняющихся условиях.  

- Возвращаясь к вопросу развития территорий: представляется, что обсуждаемая сейчас концепция создания Московского федерального округа может послужить заодно и моделью России в миниатюре, на которой можно отработать и экономическое перепрофилирование городов, и создание более горизонтальной, сетевой структуры.

- Планирование развития России существенно осложняется ее огромной территорией. Включение отдаленных территорий в общую канву при территориальном планировании – это, в первую очередь, вопрос транспортной доступности и развития высоких технологий связи и коммуникации. Проблема России в том, что она состоит из не связанных между собой архипелагов-регионов. Сложно не согласиться с тем, что Москва – это отдельная страна, к которой тяготеют окружающие ее более мелкие города. Так, скажем, Ярославль не имеет без столицы никаких перспектив для экономического развития. В начале 90-х система торговых взаимоотношений со столицей была разрушена, и безработица в городе доходила до 30%. Сейчас, конечно, ситуация улучшилась. Понятно, что местные элиты опасаются роста влияния Москвы при более тесной интеграции. При этом городу очень повезло, что он может получать от Москвы импульс для развития. Ведь, например, Кострома, расположенная на два-три часа езды дальше от Москвы, чем Ярославль, уже не имеет такой возможности.
 
- На примере Вашингтона: насколько удачным решением является создание отдельного небольшого города, специализирующегося на размещении правительственных  учреждений?

- Полагаю, что возможность специализации города на размещении правительственных учреждений во многом зависит от структуры общества и влиянии политической компоненты на различные стороны жизни страны. До середины  ХХ в. в Нью-Йорке был очень высокий уровень концентрации капитала, как сейчас в Москве. По сей день город остается самым крупным и богатым в стране, но его влияние на экономику уже не столь велико. Происходит своего рода децентрализация, и сейчас существует еще несколько центров капитала - в Калифорнии, Техасе. В Германии похожая ситуация: Франкфурт – экономическая столица, Берлин – политическая.

- Сейчас Москва концентрирует в себе все возможные функции - и финансовую, и административную, и политическую - и является центром промышленности и торговли. На чем она могла бы специализироваться в рамках Московского федерального округа?

- Да, представляется странным, что в столице сконцентрированы функции, к которым она имеет очень малое отношение. Например, Москва является центром нефтяной промышленности. До 60-х гг. в Нью-Йорке были расположены штаб-квартиры всех крупных нефтяных компаний США, а сейчас они все в Техасе. Это разумно и логично. Почему штаб-квартиры агропромышленных, сельскохозяйственных холдингов также находятся в Москве, а не в Ростове или Краснодаре? Один из крупнейших центров животноводства в США – не Вашингтон и не Нью-Йорк, а Оклахома.  Специализация городов по сути должна иметь экономико-географическое, а не политическое обоснование. Полагаю, что Москве стоит сосредоточиться на финансовых потоках, инновациях, поскольку здесь сильная научная база, и на туризме.

Беседовала Ксения ЛАКТИОНОВА