Информационный портал Национальной ассоциации сметного
ценообразования и стоимостного инжиниринга

21.10.201717:01

Ускользающая Москва

Ускользающая Москва
25 Октября 2010, 00:00
Фото:
K_Mihailov.jpg
Версия для печати

Иногда, гуляя по улочкам в центре города, обращаешь внимание, что Москвы становится все меньше. Того самого старого города, который когда-то был виден на фотографиях в книге Гиляровского. О том, возможно ли спасти столичный облик от мутаций, мы побеседовали с координатором общественного объединения «Архнадзор» Константином МИХАЙЛОВЫМ.

- Какова, на ваш взгляд, градостроительная политика в Москве в отношении памятников и зданий исторической застройки?

- Она имеет ярко выраженный тренд избавления от старинных, даже не зданий, а целых кварталов и групп зданий. Это современное изменение облика Москвы часто сравнивают с «великой» реконструкцией 1930-х годов. Вот только тогда «били» точечно, стремясь перелицевать облик города, заменить символы прежней эпохи новыми символами, при этом сама историческая ткань города, по большей части, сохранялась. Благодаря этому в 1970-е годы стало возможным создание девяти заповедных зон в центре Москвы, где всячески старались сохранять исторический облик и вид. Это и Остоженка, и Замоскворечье, ставшие в 1990-е годы столь привлекательными для инвесторов, превратившиеся в арену самой оживленной застройки.

Ведущееся сейчас строительство, к сожалению, сильно меняет исторический фон города, или, как говорят эксперты, историко-градостроительную среду, которая создает необходимый аспект восприятия Москвы как города старинного. К примеру, наверное, каждый человек обращал внимание, насколько далеким от гармонии стал весь вид площади Тверской заставы, где сохранена отреставрированая церковь Николы в Царском переулке. И вот над этим храмом начала ХХ века нависают современные офисные центры из стекла и бетона. То есть памятник продолжает физически существовать, но он «морально убит», он потерял свое градообразующее значение, вырван из контекста, он уже не главенствует над округой, как раньше, а наоборот, выглядит какой-то исторической «игрушкой», странно смотрящейся на фоне всего нового.

Кроме того, мои жизненные наблюдения показывают, что городская собственность сейчас используется совершенно неэффективно. Что, по меньшей мере, странно, учитывая цены на недвижимость в Москве. Просто гуляя по столице, можно встретить много пустых зданий. Год от года они приходят в упадок, ветшают, разваливаются, становятся местом пристанища бомжей и наркоманов. В результате это заканчивается тем, что городским властям попросту надоедает с ними возиться и оказывается гораздо проще, а главное – дешевле их просто снести.

- А что потом возникает на месте этих снесенных домов? Не кажется ли вам, что иногда некоторые здания доводятся до такого состояния специально, чтобы их затем снести и освободить желаемый участок земли?

- Похоже, что иногда специально ждут, что здание начнет разваливаться, падать, представлять угрозу для жизни и не останется ничего, кроме как признать здание опасным и приговорить его к сносу, а участком распорядиться по своему усмотрению.

Вместе с тем, в последние годы я все чаще отмечаю такую тенденцию, что снос происходит, что называется, «в порядке благоустройства». Проще говоря, чтобы глаза не мозолило. И на месте сноса не возникает ничего. Площадка разравнивается, засыпается гравием и все. Иногда на этом месте открывают стоянку, в лучшем случае, разбивают какие-нибудь клумбы.

Что интересно, зачастую решения о сносе не озвучиваются, а претворяются в жизнь совершенно секретно. В мае 2009 года правительство Москвы издало распоряжение №932 о сносе, как они выражались, аварийных домов. В этот «расстрельный список» было включено около 100 адресов, около 60 – это были как раз исторические дома, в частности, в список попала известная усадьба Разумовских на Большой Никитской улице, которая когда-то фигурировала в альбомах Матвея Казакова как один из лучших образцов архитектуры в Москве.

Как я уже сказал, это распоряжение было секретным, то есть оно нигде не публиковалось, при этом оно весьма интенсивно выполнялось. После общественного шума, поднятого «Архнадзором» в прошлом году, из этого списка было выведено более 30 домов, однако более 20 домов успели снести. Прошлой осенью было обещано, что спасенные дома будут восстанавливаться «Мосстройвозрождением». Но этим летом нам стало известно, что Правительство Москвы 12 июля издало новое, опять-таки секретное, опять-таки нигде не опубликованное постановление о сносе «освобожденных» домов. По неофициальным данным в списке 40 исторических адресов.

- Насколько обоснован и необходим снос этих домов?

- На днях я был в «Москомнаследии», там проходило заседание рабочей группы Комиссии по сохранению зданий в исторических районах. На эти заседания обычно выносятся вопросы о сносе или сохранении тех или иных зданий. Так вот комиссия приняла решение о сохранении 9 из 12 рассматривавшихся адресов. Решительный отказ в сносе. То есть 75% они признали ценными и не подлежащими сносу. Выводы делайте сами.

- Отчего происходят подобные вещи? Это все от безразличия?

- Кто-то полагает, что дело в безграничной алчности чиновников и властей, кто-то говорит о повальном бескультурье, кто-то о неутолимом строительном «голоде». Я с этим абсолютно согласен, но думаю, что дело еще и в том, что у нас такого понятия, как «Старая Москва», просто нет. То есть оно есть в головах искусствоведов и краеведов, но оно никак юридически, территориально, административно не обозначено. И нет никакого распорядительного документа о том, как сохранять ее исторический облик.

Я думаю, идеальным было бы выделением сохранившегося исторического центра в специальную зону. Не просто обозначение его на карте, а придание ему специального административного статуса. Организовать в этой зоне специальный управленческий орган, который бы занимались вопросами сохранности здания, поиском нормальных, адекватных арендаторов, контролем над ними.

Пока же об этом остается лишь мечтать. Сейчас судьба памятников архитектуры и просто зданий исторической застройки сосредоточена в руках абсолютно безразличных людей, для которых старинное здание – это лишь разваливающийся дом, который проще снести, а на его месте построить что-то приносящее доход. О том, что можно восстанавливать старинные здания и зарабатывать на этом деньги, по видимости, в голову им не приходит.

- Как можно решить проблему сохранения исторического облика столицы?

- Не думаю, что здесь стоит выдумывать велосипед. Можно обратиться к опыту западных стран. Во многих старинных европейских столицах используется такая модель: есть здания, покинутые жителями или разрушенные, а у городских властей нет денег на их восстановление. Власти сдают эти дома в аренду за символическую цену в один доллар всем желающим с единственным условием – сохранить и приспособить здание к новым жизненным условиям. Я полагаю, если бы подобная практика применялась в Москве, то желающих была бы масса.

Беседовала Виктория КАШЕВАРОВА